«На иконах благодать Божия. Они даны нам в помощь от Бога и защищают нас от темной силы. Есть особые святыни, где накапливается благодать Святого Духа. И иконы есть особые по славе благодати. Есть намоленные веками чудотворные иконы, и, как ручейки, они несут от Господа благодать»

— преподобноисповедник Севастиан Карагандинский
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Публикации  >  Текущая запись

Похвала Богородицы. История праздника.Особенности богослужения. Иконография.

27.10.2016

Похвала Богородицы. История праздника.Особенности богослужения. Иконография.

В субботу на пятой неделе Великого поста святая Церковь торжественно возглашает молебное пение акафиста, или благодарственной похвалы Пресвятой Богородице.

История Праздника

Праздник Похвалы Богоматери, сопровождающийся чтением акафиста (хвалебных текстов), установлен в VII в., а начиная с IX в. этот праздник отмечается в субботу пятой недели Великого поста.  В основе его — воспоминание о спасении Константинополя от аваров в 625 году. В тот год император Ираклий отправился в поход против персов. Этим воспользовались авары и осадили город с моря. Тогда патриарх Сергий вынес чудотворную икону Богоматери Одигитрии (по некоторым версиям — ризу Богоматери) на берег Босфора и погрузил ее в воды залива. И тут же на море началась буря, разметавшая вражеский флот, после чего осада Константинополя была снята. В память о чудесном избавлении и был установлен праздник. Икона, спасшая Константинополь от аваров хранится ныне на Афоне, в монастыре Дионисиат. А память этих событий сохранилась в песнопении «Взбранной Воеводе», со временем ставшем запевом к Акафисту Богоматери (благодарственный неседальный гимн).

Сначала праздник акафиста совершался в Константинополе в том Влахернском храме, где хранились чудотворная икона Божией Матери и священные предметы земной ее жизни — риза и пояс; но позднее праздник был внесен в типиконы (уставы) монастырей святого Саввы Студийского и потом в церковные богослужебные книги, и с того времени сделался общим для всей Восточной Церкви.

Это самый древний Акафист Богородице и он единственный предназначен церковным уставом к богослужению. Акафист написан в половине VII века, по мнению многих, дьяконом великой Константинопольской церкви Георгием Писидийским, и послужил образцом для всех последующих акафистов, написанных в честь Господа, Пресвятой Девы, святых и церковных праздников. Впоследствии Иосиф Студит написал канон в субботу акафиста, а другие прибавили к сему благодарственные молитвы в воспоминание того же всесильного воеводства Божией Матери.
Свое название «Акафист» ( «неседален» )получил от того, что в ту ночь люди стоя воспевали песнь Матери Бога-Слова; и в то время как на других службах по уставу можно сидеть, в настоящий праздник Богоматери мы все слушаем Похвалу стоя.

Особенности Богослужения

Акафист — это есть священная похвала Пресвятой Девы. Он состоит из 24 гимнов, или песней: 12 кондаков и 12 икосов, расположенных сообразно 24 буквам греческой азбуки. Каждая песнь начинается соответствующею ей по счету буквою, каждый кондак оканчивается псаломским “Аллилуйя”, каждый икос — приветствием архангела “Радуйся…”. Все творение оканчивается краткою молитвою к Пресвятой Деве о том, чтобы Она спасла христиан от бед и напастей. В таком виде акафист читается и в другие дни; но в субботу пятой седмицы Великого поста он входит в состав богослужения и поется на утрене (обычно накануне, в пятницу вечером) не весь, но раздельно, в промежутке других песней, в четыре разные выхода. Каждое отделение начинается и кончается пением первого кондака: “Взбранной Воеводе…” и пр.

 «Отныне будут ублажать Меня все роды (Лк. 1, 48)» . Эти слова Божией Матери читаются во время Божественной Литургии в дни Богородичных праздников. Слышатся они и за нашими вечерними богослужениями. По мысли профессора – богослова К.Е. Скуратав них заключен глубокий пророческий смысл. «Ничто естественное не могло утвердить Ее в надежде, что о Ней не только узнают, но и будут прославлять “все роды”! Ничто земное не могло Ее подвигнуть на подобное пророчество! Сам Дух Божий, деяние Которого Она благословляла в молитве, просветил Ее разум, открыл Ее сердце и подвигнул Ее уста изречь то, что о Ней предопределено на Небе и что, согласно этому предопределению, с радостью приняла святая Вселенская Церковь.

Сама Пресвятая Дева во время Своей земной жизни чуждалась славы и избегала ее. Когда народ восхищался Божественными глаголами Ее Сына, когда прославлял Его за творимые Им чудеса, когда торжественно встречали Его, Божия Матерь находилась в эти дни славы как бы в стороне. Она не приходила разделить славу со Своим Божественным Сыном. Но когда над Ним совершали поругание, когда распинали Его, бесславили, тогда Божия Матерь была рядом с Ним. Славу Владычицы мира явила сама Божественная благодать.»

Иконография Похвалы Богородицы

В XIV-XV вв. складывается и иконография «Похвалы Богородицы», своего рода гимн в красках, в котором, как и в Акафисте, раскрывается тема величания Девы Марии, ставшей, согласно ветхозаветным пророчествам, матерью воплотившегося Бога.

В основу иконографии положены пророчества и прообразы Божией Матери в Ветхом завете.  Если сама история жизни Богородицы как история земной Девы Марии начинается с ее рождения, произошедшего в определенный момент в городе Назарете, то идея предвечного Божественного замысла о появлении Ее среди человечества и «уготовании» для воплощения Господа пронизывала, согласно христианскому толкованию, все священные книги Ветхого Завета. Св. Андрей Критский считает, что «нет ни одного места во всем Богодухновенном Писании, где бы внимательный исследователь не увидел разных, повсюду рассеянных на Нее (Божию Матерь ) указаний». Объясняя обращенные к царю Давиду слова Господа: «от плода чрева твоего посажу на престоле твоем» (Пс 131. 11), прп. Иоанн Дамаскин отмечает, что «от племени Давида» «прозябла» Дева Мария, «предопределенная Предвечным… Советом Божиим и чрез Святого Духа как представленная, так и предвозвещенная различными образами и словами Пророков».

Средник иконы с изображением «Похвалы Богоматери» и ее клейма, иллюстрирующие Акафист, составляют одну тему, связаны общими образами и символами. Иконография «Похвалы» сформировалась под влиянием нескольких гимнографических сочинений, в первую очередь, текста песни канона пророкам, составленного в VIII веке константинопольским патриархом Германом: «Свыше пророцы тя предвозвестиша, Отроковице: стамну, жезл, скрижаль, кивот, свещник, трапезу, гору несекомую, златую кадильницу и скинию, дверь непроходимую, палату, и лествицу, и престол Царев».

Одним из примеров является икона «Похвала Богородицы» с акафистом в двадцати четырех клеймах. (Середина 16 в. , Москва. Происходит из местного ряда иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Государственный Русский Музей).

В Ветхом Завете даны были многие предуказания главнейших обстоятельств жизни Пресвятой Богородицы: происхождение Ея от рода Давидова, нравственные совершенства, Богоматернее величие, приснодевство, прославление, — все это преднаписано у святых пророков.

В иконографии «Похвалы Богородицы» вокруг восседающей на троне Марии мы видим одиннадцать фигур пророков, протягивающих Богородице развернутые свитки с текстами своих пророчеств, посвященных чуду воплощения Христа, и атрибуты- символы, с которыми она сравнивается в ветхозаветных текстах.

Аввакум с Горой «Приосененной», Иеремия с каменными Скрижалями Завета;

Один из особенно значимых прообразов Богоматери– Ковчег Завета. Это величайшая святыня, так как в нем находились Скрижали Завета. А что представляли собой Скрижали Завета? Это камень, на котором было начертано Слово Божие. Скрижали Завета – образ Христа. Как на камне Слово стало видимым, когда Бог написал заповеди, так и Христос – это Воплощенное Слово. И как в Ветхом Завете не было ничего выше Скрижалей Завета, так в Новом Завете нет ничего выше Христа. Ковчег всегда осмыслялся отцами Церкви как прообраз Божией Матери: в ней воплотилось Божественное Слово, Она являлась Его носительницей.

Таинственную гору видит Пророк Аввакум : «Бог от юга приидет и Святый из горы приосененныя чащи» (Авв. 3: 1–3). «Гору Тя, благодатию Божиею приосененную, прозорливыма Аввакум усмотрев очима, из Тебя изыти Израилеву провозглашаше Святому, во спасение наше и обновление» – воспевает Церковь Богородицу в ирмосе 4 песни воскресного канона 1 гласа.

Иезекииль с затворенными вратами, Иаков с лествицей;

К числу прообразов приснодевства Божией Матери могут быть отнесены врата храма, которые в видении были показаны прор. Иезекиилю, «Не отворятся, и никакой человек не войдет ими, ибо Господь Бог Израилев вошел ими, и они будут затворены» ( Иез. 44. 1-2). В этом прообразном видении весь догмат Приснодевства Богородительницы. «Девственная похвала», «девство и рождество сочетавшая» то, что иконографии изображается в трех звездах на мафории: «до рождества Дева, в рождестве Дева, и по рождестве Дева».

Иаков, уснувший по дороге в Харан увидел лестницу, которая «стоит на земле, а верх ее касается неба» (Быт. 28, 10-16). Ангелы Господни, и восходившие и нисходившие по ней, и глас Господень к Иакову, убоявшемуся этого видения, сама лестница, как бы в далеком будущем проображавшая соединение двух миров, «земного и небесного», человечества и Божества- все это слабое предуказание о грядущем избавлении и спасении, об образе Пречистой Богородительницы, о Которой еще в раю было предсказано изгоняемому Адаму.

Аарон с процветшим жезлом;

В ковчеге завета, по Божию повелению, был положен и чудесно прозяб и процвел жезл Ааронов :«И сказал Моисей сынам Израилевым, и дали ему все начальники их, от каждого начальника по жезлу, по коленам их двенадцать жезлов, и жезл Ааронов был среди жезлов их. На другой день вошел Моисей [и Аарон] в скинию откровения, и вот, жезл Ааронов, от дома Левиина, расцвел, пустил почки, дал цвет и принес миндали.» (Чис. 17, 6-8). Этот жезл прообразовал Пресвятую Деву Богородицу. Она произошла от безплодных родителей подобно тому, как процвел сухой жезл: «произрастение сухаго жезла указало Израилю предъизбрание священника; и ныне преславное рождество Девы от безплодной чудно являет светлое достоинство родивших». «Из корене прозябшая Давидова и Иессеева, Анна ныне растити начинает божественный жезл, прозябший таинственный цвет — Христа, всех Зиждителя».

Гедеон с руном;

Гедеон, пятый судья Израильскаго народа, выслушав от Ангела волю Божию — идти и избавить отечество от власти мадиамлян, пожелал получить знамение в удостоверение того, что на это дело есть благословение Бoжиe. Избранное им самим знамение было такое: на руно (кожу овцы), положенное им на гумне, ночью сошла обильная роса, тогда как вся земля вокруг была суха; в другую же ночь земля была омочена росою, а лежавшее на гумне руно осталось совершенно сухим (Суд. 6. 33-40). Bсе обстоятельства этого чуднаго события имеет отношение к лицу Пресвятой Богородицы. Гумно, в таинственном смысле, знаменовало избранный народ Божий. Руно — Пречистая Дева, по толкованию св. Церкви. «Радуйся, руно одушевленное, еже Гедеон предвиде» (стихира субботы 5 –й недели Великого Поста).  Одушевленное руно — Дева была обильно орошена благодатию Божиею; тогда как, в то же время, язычники и самые Израильтяне были духовно сухими — от зноя суеверия и неверия. Руно Гедеона было сухо, а земля омочена росою: так и Дева, по рождестве Господа, не потерпела изменения, между тем, как земля увлажилась росою истинной веры.

Моисей с Купиной;

Именование Пресвятой Девы «Неопалимая Купина» свое объяснение находит в видении пророком Моисеем горевшего, но не сгоравшего куста (слав. «купины») — Исх. 3. 2, где сам куст выступает в качестве прообраза одновременно материнства и девства Божией Матери «Мне кажется,- пишет свт. Григорий Нисский, — (что) сию тайну предузнал и великий Моисей во время бывшего ему Богоявления в огне…».  И добавляет — «что там (т.-е. в Ветхом Завете) предъизображалось пламенем и купиною, то, с течением времени, ясно открылось в тайне Девы; как там купина горит и не сгорает: так и здесь (т.-е. в Новом Завете) Дева раждает свет и пребывает нетленна». По этой причине св. Церковь именует Богоматерь «неопалимою купиною», а христианское искусство нередко изображает Ее окруженною огненным сиянием.

Даниил с горой;

В книге Пророка Даниила (Дан. 2, 31 — 35) описывается удивительное видение царя Навуходоносора: он видел великое тело, составленное из разных веществ — золота, серебра, меди, железа, глины — и вот «отторжеся камень от горы без рук, и удари тело в нозе железны и скудельны, и истни их до конца… Тогда сотрошася вкупе скудель, железо, медь, сребро и злато, и бысть яко прах от гумна летня; и взят я премногий ветр, и место не обретеся им; камень же, поразивый тело, бысть гора велика, и наполни всю землю».Такова и была, действительно, судьба четырех великих царств: Вавилонскаго, Мидо-Персидскаго, Македонскаго и Римскаго. Камень (Господь Иисус Христос), отделившийся без рук от горы (Пресвятыя Богородицы), сокрушил смесь, из которой был составлен древний языческий мир, и положил начало новому царству, «еже во веки не разсыплется». «Камень нерукосечный от несекомыя горы Тебе, Дево, краеугольный отсечеся, Христос, совокупивый разстоящаяся естества» воспевает Церковь Богородицу в ирмосе 9 песни воскресного канона 4 гласа).

Давид с ковчегом;

В псалме 86, ст. 3, говорится: “преславная глаголашася о тебе, граде Божий”. Град Божий — это Иерусалим, столица Иудейскаго царства. С самаго начала Иерусалим был маловажным городом страны Иевусеев, одного из племен Ханаанской земли. Потом, когда царь Давид завоевал его, сделал столицею своего царства и построил в нем дом для себя, — слава его возрастала более и более. Преемник Давида, Соломон, воздвиг в Иерусалиме великолепный и единственный во всем мире храм истинному Богу, и в трогательных словах, при освящении храма, просил Господа, чтобы Он внимал здесь молитвам не только Израильтян, но иноверцев и иноплеменников. С этого времени в Иерусалим стали стекаться во множестве не только Иудеи, но и язычники, и о граде Божием, который благоволил Господь сделать жилищем Своим, возвещали великое во всем миpе. Пресвятая Дева в отношении славы Своей, по учению св. Церкви, подобна городу Иерусалиму. Она — “град всех Царя, преславная и достослышанная о Нейже глаголана быша яве”, “чертог и престол Царствующаго, град избранный”. Происходя из царственнаго рода Давидова, Пресвятая Дева вначале, подобно Иерусалиму, не имела никакой внешней славы, была смиреннейшею из дев своего народа. Но сделавшись Богоизбранною Материю Спасителя миpa, Она прибрела единственную и всемирную славу. Богоматерь, согласно предсказанию Ея, ублажают все роды.

Исаия с клещами.

Исайя — один из четырех великих пророков, называемый также ветхозаветным евангелистом по ясности своих пророчеств. Согласно тексту книги, в видении Исайе предстает Господь на престоле в окружении Сил Небесных. И к Пророку как к человеку с нечистыми устами посылается Серафим: “Тогда прилетел ко мне один из Серафимов, и в руке у него горящий уголь, который он взял клещами с жертвенника, и коснулся уст моих и сказал: вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен”(Ис 6:6–7) В толковании на Исайю святителя Василия Великого сказано: то, что Серафим взял угль клещами, символизирует неприступную святость алтаря, а угль означает Воплощение как соединение огня и вещества землистого, грубого; природа этого огня та же, что и крещение Духом и огнем (Мф 3:11). Священномученик Мефодий Патарский называет руки Богоматери клещами, несущими Христа Симеону; гимнограф Иоанн Монах говорит, что Богоматерь есть умственные, мысленные клещи, несущие угль пламенеющий, то есть истинного Христа; святитель Софроний Иерусалимский заключает, что клещи, как сказано пророком Исайей, означают Деву, возносящую Хлеб Небесный. Углем называют Господа Иисуса Христа и церковные песнопения, клещами же — руки Богоматери. 2-й тропарь 5-й песни канона преподобного Косьмы Маюмского на Сретенье: “Огнь, — рече, носиши, Чистая / Младенца боюся объяти Бога / Света Невечернего и миром владычествующа”; 3-й тропарь: “Ты, якоже клещами, руками просвещаешь мя, подавши, Егоже носиши”. Отрывок минейного чтения на Сретенье: “Угль, проявлейся / Божественному Исайи, — Христос, яко клещами, / руками Богородицы / ныне старцу дается”. В песни на память Исайи говорится о Рождестве и Воплощении: “Угля Мысленного, Чистая Богоневесто, Исайя Егоже виде носиши на руку, Богомати, зраку нашему соединяема и миру спасение светло подающа, тем Тя вси величаем”.

Внизу в центре изображен коленопреклоненный пророк Валаам, указывающий на звезду. Его предсказание входит в число ветхозаветных пророчеств о Христе, воплощении Его от Богородицы : «Вижу Его, но ныне еще нет; зрю Его, но не близко. Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля, и разит князей Моава и сокрушает всех сынов Сифовых» (Чис. 24:17)

В изображения всех прообразовательных символов включены голубые медальоны с образом Богоматери.

Для семантики образа «Похвалы» существенны как поза Богоматери, представленной сидящей на престоле с раскрытой перед грудью ладонью (подобно тому, как Она изображена в сцене Благовещения), так и мотив побега, образующего фигуры восьмерки и обрамляющего фигуры Христа и Богоматери. Эти особенности, а также тексты развернутых пророческих свитков акцентируют основную тему Божественного Воплощения, предсказанного пророками  и свершившегося через Деву Марию.

Полуфигура Спаса Эммануила над Ней- символ воплощенного Христа Предвечного. Ветви голубых побегов , окружающих Богоматерь и Спаса, напоминают о Древе Иессеевом (Ис. 11. 1) и соответствуют многочисленным поэтическим уподоблением Христа Древу Жизни, а Богоматери — лозе виноградной, раю цветущему. Древо Иессеево символизировало единство Ветхого и Нового Заветов, а прославление Богоматери — «посредницы закона благодати… яснейшему исполнению всякого пророчества» — раскрывало основной догмат новозаветной церкви о вочеловечившемся Боге.

По периметру иконы располагаются клейма, передающие содержание кондаков и икосов Акафиста. Изображение Благовещения в различных иконографических изводах часто повторяется несколько раз в качестве иллюстраций, как правило, к первым 3 икосам. Основой для иконографии первых 12 композиций цикла в равной мере послужили традиционные изображения Господских праздников и эпизодов цикла Жития Богоматери в соответствии с Евангелиями и апокрифическим Протоевангелием Иакова. Следующие 12 иллюстраций, не связанные с евангельским повествованием, изображают прославление Богоматери (или Ее иконы) и Христа небесными силами и родом земным (апостолами, мучениками, преподобными, святителями, царями, верными). Однако и во второй части Иконографии Акафиста Богородице встречаются изображения Господских праздников, например Сошествие во ад.

Состав композиций и полнота иллюстративного повествования Акафиста Богородице значительно варьировались в разных средневековых памятниках. Разнообразные варианты цикла Акафиста Богородице получили унифицированную структуру в поствизантийских руководствах и подлинниках. Например, в «Ерминии» Дионисия Фурноаграфиота, нач. XVIII в., предписывается иллюстрировать каждый из икосов Акафиста Богородице следующим образом:

  • К первым 3 икосам «Ангел Предстатель с небесе послан бысть рещи Богородице : Радуйся!…», «Видящи Святая Себе в чистоте…», «Разум недоразумеваемый, разумети Дева ищущи…»- «Благовещение» в разных иконографических изводах

          

  • 4-й «Сила Вышняго осени тогда к зачатию браконеискусную…» — схождение Св. Духа на Богоматерь, (в русских изводах, этот икос иллюстрировался изображением «Благовещения» — например, собор Рождества Богородицы в Ферапонтовом мон-ре);

  • 5-й «Имущи Богоприятную Дева утробу, востече ко Елисавети…» — встреча Марии и Елисаветы, Иосифа и Захарии (капелла св. Григория Богослова церкви св. Климента в Охриде);

  • 6-й «Бурю внутрь имея помышлений сумнительных, целомудренный Иосиф смятеся…» — сомнения Иосифа (капелла св. Григория Богослова ц. св. Климента в Охриде);

  • 7-й «Слышаша пастырие ангелов поющих плотское Христово пришествие…» — Рождество Христово (церковь св. Николая Орфаноса в Фессалонике);

  •  8-й «Боготечную звезду узревше волсви, тоя последоваша зари…» — скачущие на конях волхвы, узревшие Вифлеемскую звезду (церковь св. Николая Орфаноса в Фессалонике);

  • 9-й «Видеша отроцы халдейстии на руку Девичу, Создавшаго рукама человеки… » — поклонение волхвов (церковь св. Николая Орфаноса в Фессалонике);

  • 10-й «Проповедницы Богоноснии бывше волсви…» — путешествие волхвов (церковь св. Николая Орфаноса в Фессалонике);

  • 11-й «Возсиявый во Египте просвещение истины…» — бегство в Египет (церковь Пантократора в Дечанах);

  •  12-й «Хотящу Симеону от нынешняго века претавитися прелестнаго…» — Сретение (церковь Пантократора в Дечанах);

  • 13-й «Новую показа тварь явлься Зиждитель, нам от Него бывшим… » — Христос благословляет, под ним лики всех святых (трапезная Великой лавры на Афоне);

  • 14-й «Странное Рождество видевше, устранимся мира…» — Богоматерь с младенцем, Ей предстоит лик преподобных (икона «Похвала Богоматери с Акафистом» из Успенского собора Московского Кремля);

  • 15-й «Весь бе в нижних, и вышних никакоже отступи неописанное Слово…» — Христос в небесах благословляет апостолов и людей (ц. св. Николая Орфаноса в Фессалонике);

  • 16-й «Всякое естество Ангельское удивися, великому Твоего вочеловечения делу…» — Христос благословляет среди ангельских ликов (капелла св. Григория Богослова церковь св. Климента в Охриде);

  • 17-й «Ветия многовещанныя, яко рыбы безгласныя, видим о Тебе Богородице…» — Богородица с младенцем в окружении «витий» (ораторов) (капелла св. Григория Богослова церковь св. Климента в Охриде);

  • 18-й «Спасти хотя мир…» — Расскрывается тема вольных страданий. Например, Христос, беседующий с апостолами, идет по горам. В средневековых памятниках обычно или «Сошествие во ад», напр., в церкви св. Димитрия Маркова монастыря, или «Христос во славе», напр., в церкви Пантократора в Дечанах);

  •  19-й «Стена еси девам Богородице Дево, и всем к Тебе прибегающим… » — Богородица с младенцем в окружении дев (церковь св. Димитрия Маркова монастыря);

  • 20-й «Пение всякое побеждается спростретися тщащееся ко множеству многих щедрот Твоих…» — Христос на престоле в окружении ангелов благословляет, внизу святители и преподобные (церковь св. Димитрия Маркова монастыря);

  • 21-й «Светоприемную свещу , сущим во тьме явльшуюся, зрим святую Деву…» — Богородица с Младенцем (или свечой) на облаке, вокруг нее блистает свет, в пещере коленопреклоненные люди, взирающие на нее (церковь св. Димитрия Маркова монастыря);

  • 22-й «Благодать дати восхетев долгов древних…» — Христос раздирает хартию с письменами рукописания Адама (церковь св. Димитрия Маркова монастыря);

  • 23-й «Поюще Твое Рождество, хвалим Тя вси, яко одушевленный храм Богородице…» — Богородица с Младенцем, вокруг нее поющие архиереи, священники, диаконы (капелла св. Григория Богослова церковь св. Климента в Охриде);

  • 24-й «О Всепетая Мати..» — Богородица с Младенцем, вокруг Нее цари, священники, архиереи, преподобные (трапезная Великой лавры на Афоне).

Уже в палеологовскую эпоху сложилась устойчивая традиция историзованного иллюстрирования 23-го и 24-го икосов (в русской традиции 12-го икоса и 13-го кондака), а иногда и др. икосов 2-й половины Акафиста Богородице либо проимия (зачин, вступление) «Взбранной Воеводе… ». В таких иллюстрациях изображалась сама служба А. Богородице с литией или поклонением иконе Божией Матери, что отражало реальные константинопольские процессии с иконами Богоматери. Эта традиция распространилась в иллюстрациях к Акафисту Богородице уже в кон. ХIII-ХIV в.

В циклах Акафиста Богородице палеологовской эпохи 2-й проимий иллюстрировался сравнительно нечасто, но уже в это время сложилось 2 основных иконографических типа: образ Богоматери или лития с иконой Богородицы, а также изображение осады Константинополя, включавшее элементы осад города разных лет. Этот второй тип иллюстрирования проимия привился и на Руси и известен по росписям XVI-XVII вв., а также по некоторым иконам XVII в.: Смоленского собора Новодевичьего монастыря в Москве, кон. XVI в.; Успенского собора Московского Кремля, 1642-1643 гг.; церковь Ризположения Московского Кремля, 1644 г.; Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря, 1641 г.; «Благовещение с Акафистом» из церкви Св. Троицы в Никитниках (Москва), 1659 г.

Т. Н. Михельсон высказывала предположение, что начиная с ХV в. в памятниках московской школы при изображении осады в Акафисте Богородице могла сложиться традиция сопоставления авар с монголо-татарами и Константинополя с Москвой.

Список используемой литературы :

  1. Пивоварова Н. В. , Икона «Похвала Богоматери» с акафистом в двадцати четырех клеймах // Русский музей представляет: Святая Русь / Альманах. Спб. , 2011.
  2. Православная энциклопедия , 5  том. Церковно-научный центр РПЦ «Православная энциклопедия», 2002
  3. «Пречистому  Образу твоему поклоняемся…». Образ Богоматери в произведениях из собрания Русского музея. Государственный Русский музей, 1995.
  4. Сказания о земной жизни Пресвятой Богородицы с изложением пророчеств и прообразований, относящихся к Ней, учения Церкви о Ней, чудес и чудотворных икон Ея.На основании Священного Писания, свидетельств св. Отцов и церковного придания. Москва, 1904 г.  http://deva-maria.narod.ru/zitie9.htm
  5. Очищение уст пророка Исаии, альманах «Альфа и Омега»,  № 24, 2000 г. Автор — Юлия Садовская.
  6. http://uspenie.paskha.ru/word/Testament/&job=print по статье архим. Киприана (Керн)

Подготовила Вероника Афанасьева