«Иконопись есть преимущественно искусство традиции. И эти выработанные древностью традиции передаются иконописцами из рода в род, из поколения в поколение вплоть до наших дней.
В иконописи есть своя грамота, своя школа, своя последовательность работы, через которые ученику даются особые знания, особая подготовка и особое воспитание. Программа и постепенность обучения также традиционны и проверены опытом многих поколений.»

— Монахиня Иулиания (Соколова)
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Публикации  >  Текущая запись

Иконография: одежды воинов

23.03.2017

Церковь явила много ликов святости: апостолы, мученики, преподобные, святители … Работая над иконой, обращаешь внимание на каждую деталь: все здесь неслучайно, требует ответственного отношения. С этой публикации мы хотим начать изучение одежд святых.

Успенский собор Московского Кремля

Мученики и благоверные князья нередко изображаются на иконах в одеждах воинов, подобных тем, какие носили в Византии и Древней Руси. Образы мучеников — воинов получили особое распространение в частности в связи с политическими причинами, когда осложнилось положение Византийской империи, постоянно велись войны, и люди особо обращались за помощью к небесным покровителям. С XI века начинает активно развиваться иконография воинов: Георгия, Феодора Тирона, Феодора Стратилата, Прокопия, Меркурия, Евстафия, Димитрия, Артемия, Нестора. Ратники мученики в храме изображаются на подкупольных столпах. Кроме иерархии изображений святых, как бы возводящих молящихся к изображенному в куполе Спасителю, это образно означает и то, что Церковь стоит на крови святых мучеников. Такая иконографическая схема складывается уже в X веку. В первые века Христианства образы побуждали к защите веры Христовой, а впоследствии они стали служить также примером для защитников Отечества.

Икона «Великомученик Георгий, с житием», Ростов, 1 четв. 16 в.

Внимательно отношение к изображению одежд воина — не просто дань исторической достоверности – они несут и более глубокий смысл: любой христианин должен облечься в доспехи добродетели, чтобы бороться с грехом. Хотя в иконографии в воинских одеждах пишут только тех святых, которые при жизни были воинами, их характер глубоко символичен.

Рассмотрим собственно одеяния святых воинов. Хитон воины носили короткий, назывался он тельник, на него надевали латы, защищавшие воина от вражеского оружия

Икона «Сергий и Вакх», Египет, Синай 13 в.

Латы  — металлические, обычно стальные — были нескольких типов. Иногда на иконах изображают кольчуги – кольчатые «рубахи» с короткими рукавами. Они получили широкое распространение благодаря простоте изготовления. Такой доспех мог служить практически вечно — при его повреждении было достаточно залатать кольчугу пригоршней новых колец. Прорезать её было невозможно, она была очень гибкой и подвижной. Однако по сравнению с панцирем она была слабой защитой – от сильного удара мечом она не защищала.

Кираса прикрывает лишь грудь и спину до поясницы. Она изготавливалась из металла.

Икона «Мч. Феодор Стратилат и Феодор Тирон», икона-таблетка, Новгород, кон. 15 — нач. 16 в.

Панцирь состоит из кожаных или металлических плиточек, скрепленных для подвижности колечками, рассчитан на прикрытие торса, верхней части рук или ног. В нагрудной части лат бывает щиток — мишень с чеканным рельефом или резным орнаментом. На нем мы иногда можем увидеть изображение Спасителя.

Икона «Георгий в житии». .1 п. 16 в.

Панцирь мог также иметь усиливающие ремни на груди и плечах. Пластины часто окрашивались в яркие контрастные цвета.

Плечевые щитки состояли из пластин, которые разными способами могли нашиваться на тканевую или кожаную основу в несколько рядов или  же в 1 ряд.

Икона «Георгий пеший». Новгород, 15 век.

Подолы, как и плечевые щитки, имели разную конструкцию. Одни набирались из относительно крупных прямоугольных, другие из длинных узких пластин, в 1-2 ряда. Подолы, образованные чешуйчатыми пластинами, могли состоять из двух, трех или четырех рядов. Вне зависимости от конструкции подолы имели тканевую либо кожаную основу и крепились поверх нижнего края корпусной панцирной защиты посредством ремней, расположенных на боковых деталях панциря и подола. 

Икона «Вмч. Георгий». Византия. Нач 14 в.

Пластины чешуйчатых панцирей изготавливались не только из стали: часть могла изготавливаться из цветных металлов, а также  и из кости, рога и кожи.
На иконах угодников Божиих латы приобретают особое символическое значение, указывая, что благодать защищает воинов Небесного Царя от невидимых врагов.

На ногах у воинов обычно бывают ноговицы – они соответствуют современным брюкам, и кампаги – высокая обувь византийских воинов, напоминающая сапоги.

Кроме того, воины облачаются в плащ – в Римской Империи он назывался хламида или лацерна, и закреплялся часто фибулой (она называется еще запона или аграф) – застежкой, украшенной орнаментом и драгоценными камнями. Увидев на плаще воина фибулу, каждый понимал, что ее обладатель служит царю – и на иконах эта небольшая деталь символизирует, что мученики и другие угодники Божии, изображаемые в воинских одеждах, принадлежат воинству небесному и служат своему Царю – Господу Иисусу Христу.

 Особенно роскошно были одеты царские воины. Их шлемы были позолочены и украшены жемчугом, серебряный панцирь отделан золотой обивкой. У наемников во время походов было национальное вооружение. Одежды в изобилии украшались каймой, золотой шейный обруч, великолепно украшенный нагрудник с наплечниками и тунику, напоминавшую кожаный панцирь, не сходящийся под руками. шейный обруч -торквес –в Древнем Риме служил наградой за боевые заслуги.

Также на иконе святых воинов мы можем увидеть шейный платок «фокале» Значение платка было исключительно прикладным: им защищались от холода и ветра, а также острых краев доспехов.

Шлем  был преимущественно куполовидной формы, помимо него были кольчужные капюшоны, носимые как самостоятельно, так и в качестве дополнительной защиты, надеваемой под шлем. Голова Меркурия увенчана скифским шлемом, что указывает на место жизни святого. Дополнительные элементы защиты шлемов на иконе не изображались, т.к. закрывали лики.
 Часто на голове святых воинов мы можем увидеть венец, иногда его
возлагает ангел Господень.

Икона «Георгий Диасорит и Феодор Стратилат на конях». Монастырь Екатерины, Синай.13 в.

С распространением христианства византийский покрой одежды был введен в Западной Европе и, как мы увидим дальше, появился и у нас в России.

Вооружение

Как победоносные воины, повергающие невидимых врагов,  святые на иконах имеют оружие: меч, иногда – лук и колчан со стрелами и копье.

Холодное оружие византийской кавалерии в Х в. было представлено мечами, кинжалами, копьями… В качестве метательного оружия использовался лук, пращи и различные дротики.

Икона «Святой Георгий, с житием» Синай, нач. 13 в.

Ножны мечей изготавливались из дерева, своей формой повторяли контур клинка и могли снабжаться металлическими деталями: устьем и наконечником. Наконечники изготовлены из медного сплава и покрыты циркульным, линейным и стилизованным растительным орнаментом. Также у ножен имелась подвязка для ремня, служащая для крепления на поясе.

Икона «Дмитрий Солунский», Балканы, нач. 15 в.

Особенной любовью среди вооружения пользовались  лук и стрелы. Лук и стрелы употреблялись с древнейших времен и были оружием и боевым, и охотничьим. Луки делались из дерева и рога. Уже в Х веке луки на Руси имели довольно сложное устройство. Средняя часть лука называлась «рукоятью», а все дерево лука — «кибит». Длинные упругие изогнутые половины лука назывались «рогами». или «плечами». На лук надевался чехол, который именовался «налучь» или «налучье» Стрелы для лука могли быть тростниковые, камышовые, березовые, яблоневые, кипарисовые. Чехол для стрел назывался «колчан», или «тул».[1] Налучь с луком носили слева; колчан со стрелами — справа. Налучь и колчан часто делали из кожи, сафьяна и украшали шитьем, драгоценными камнями, бархатом или парчой. И налуч и колчан можно увидеть у воина на иконе.

Щит держат за рукоять или носят на руке, продетой через ремни. Щиты отличались достаточно большим разнообразием как размеров, так и форм. Наибольшим распространением пользовались круглые щиты диаметром около 75— 80 см, называемые «туреос».

Их держали или за одну рукоятку, или использовали две, просовывая в одно руку по локоть. Щиты весили до 10 килограммов и были очень прочны. Не менее популярны были небольшие круглые щиты диаметром около 30 мм. Данные щиты использовались преимущественно всадниками и отводили удар копья в сторону. Во второй половине Х в. стали входить в употребление так называемые «щиты-коршуны», имеющие миндалевидную (каплевидную) форму и длину не более 800— 1000 мм.  Русские щиты составляли от трети до половины человеческого роста, западные были крупнее. Щит удерживался на нескольких ремнях, в которые продевали кисть и локоть руки. Имелся дополнительный ремень, чтобы откинуть щит за спину и освободить вторую руку. Щиты изготавливались из деревянных дощечек либо из монолитного куска древесины (значительно реже и преимущественно щиты небольшого размера). Поверхность щитов могла покрываться тканью, тонкой кожей, после чего расписываться как геометрическим, так и растительным орнаментом. Можно также допустить бытование росписей, изображающих представителей животного мира, мифологических существ, религиозных символов и святых. Край щита мог обшиваться толстой кожей, предохранявшей его от повреждений холодным оружием.

Икона «Благословенно воинство Небесного Царя». 1550-е гг.

Мы не случайно обратились к истории военных облачений – все изображенное на иконе имеет свой исторический прообраз. Однако не следует видеть в иконе энциклопедическую иллюстрацию – изображенное приобретает новое значение, преображается. О символическом значении военных облачений говорится ещё в Ветхом Завете: « Он воложил на себя правду как броню, и шлем спасения на главу Свою, и облекся в ризу мщения, и покрыл Себя ревностию как плащом» (Ис. 59:17). В Новом Завете эта символика полностью теряет воинский оттенок: «Мы же, будучи сынами света трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды и спасения» (1Фесс 5:8), «Итак станьте, препоясавши чресла ваши истиною, и облекшись в броню праведности. И обувши ноги с готовность благовествовать мир; А паче всего возьмите щит веры… и шлем спасения возьмите и меч духовный, который есть Слово Божие» (Еф. 6: 14-17).

Видимо, эти евангельские символы и легли в основу иконографии воина – мученика. Эти же значения облачений сохранились и позднее независимо от того, был ли святой воин изображен византийским или русским мастером.

Икона «Преподобный Иоанн Лествичник, вмч Георгий, свт Власий». Новгород, 13 в.

Есть и другие варианты изображения воинов: так новгородцы изображали святого Георгия в длинном далматике, доспехах и мученическом плаще, с мечом, но вместо копья вкладывали в руку крест. В одной иконографии соединялся образ воина и мученика – когда подвиг воина в битвах за независимость страны был сравним с мученичеством за Христа.

В 10 веке в символику мученичества входит красный цвет — одна деталь, а иногда и несколько в облачении воина изображалась красной —  как символ пламенной веры мучеников и крови, пролитой ими за Христа. Это знак того, что они «приняли крещение не водой, а кровью».

Икона «Чудо святого Георгия о змие». Русский Север, 16 в.

На Руси иконография Святых воинов в виде всадников получила особое распространение. Нужно отметить, что с древних времен отношение к коням на западе и на востоке было особое. Дорогостоящее животное могли позволить себе только правители и полководцы. Езда верхом считалась знаком особого достоинства. Отношение к коню, как достойному другу ратника, отражено в Священном Писании: «Ты ли дал коню силу и облек шею его гривою? Можешь ли ты испугать его как саранчу? Храпение ноздрей его — ужас! Роет ногою землю и восхищается силою. Идет навстречу оружию. Он смеется над опасностью и не робеет и не отворачивается от меча. Колчан звучит над ним, сверкает копье и дротик!…».[2] Потому образ святого на коне — символ особого достоинства, близости к Богу. [3]

Воин побеждает врага не собственной силой, а силой Божией — об этом напоминает нам благословляющая Десница Господня на иконе. Этой силе подчиняется всадник, а через него и конь. Поэтому он часто изображается повернувшимся назад и смотрящим на всадника.

Икона «Чудо Георгия о змие» Новгород 15 в.

Свет  в иконе передается  даже белым цветом его лошади, который, по толкованию святого Дионисия Арепагита, означает максимально возможную близость к Божественному свету. [4] Нужно отметить, что и в греческой и в русской иконе в большинстве случаев конь святого белый. Однако есть немногочисленные примеры икон, когда конь изображен вороным.

Икона «Чудо Георгия о змие», Новгород, сер 14 в.

Возможно, такая масть лошади — плод  сознания древнерусского человека, который прекрасно понимал тонкости военного дела и переносил это понимание во все сферы своей жизни. Вороная тогда считалась лучшей мастью для военной лошади — незаметной в ночи и, в народном сознании, самой выносливой. И если в песчано-каменистом пейзаже  всадник на белом коне будет уместен, то в русских широтах гораздо практичнее быть на вороном.

Икона «Чудо Георгия о змие». сер 16 в.

Особое слово следует сказать и о том, с каким вниманием древнерусский мастер изображает сбрую коня — всегда по-своему, с нескрываемой любовью и трепетной внимательностью. Для народного сознания была характерна эстетизация силы, любование богатырской мощью, возведение  былинного героя в идеал реального человека.[5] В былинах очень ярко описывается богатырское снаряжения.

Седло. Древняя Русь.

В былинах сказатель неспешно описывает, как воин собирается в поход, подбирая каждому предмету свой эпитет. Особое внимание уделялось «изукрашенному седелышку». Оно и физически и метафорически связывало человека с конем, то есть повышало его боеспособность, увеличивало силу. От удобства и надежности седла напрямую зависела жизнь конного  воина. Поэтому созданию и украшению конной амуниции в древности уделялось особое внимание. Форма и красота древнерусских седел, богатство их декора, как и всей конской сбруи  прекрасно отражает иконография и Георгия Победоносца, и всех святых воинов, изображающихся на конях. Редкая
икона оказывается лишенной этой детали.

Икона «Чудо Георгия о змие». 16 в.

В одеждах воина, и с воинскими атрибутами мы можем увидеть изображения не только мучеников, но и Самого Христа. Мозаика Архиепископской капеллы в Равенне иллюстрирует слова 90 псалма, а фреска монастыря Дечаны – отражает слова Евангелия: «Не мир Я принес, но меч» (Мф.10:34).

«Христос в облачении воина». Мозаика Архиепископской капеллы, Равенна. Кон 5 – нач. 6 в.

 

«Христос с мечом в руках». Фреска. Сербия, монастырь Дечани.

Также в воинских облачениях перед нами предстают святые ангелы. Чаще такие изображения можно встретить на иконах.

Икона «Явление Архангела Михаила Иисусу Навину», 13 в.

Серафимы и Херувимы в декорации храма часто изображаются держащими в руках лабарумы. Лабарум – древний римский воинский штандарт. Он представлял собой древко с поперечной перекладиной, с которой свисал прямоугольный кусок ткани. На лабарумах Ангелов часто изображается троекратное: «агиос» – «свят» (что напоминает нам о непрестанном ангельском славословии: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!» (Ис. 6:3).[6]

«Серафим». Фреска ц. Феодора Стратилата на Ручью. Новгород. 1380-1390-е гг.

В восстановленном Успенском храме в с. Лезье Ленинградской области в куполе появилась роспись, изображающая Христа-Пантократора в окружении Небесных Сил. Архангелы изображены в лоратных и воинских облачениях, с лабарумами – такая программа хорошо раскрывает образ храма, связанного с событиями Великой Отечественной войны.

Храм Успения Божией Матери в д. Лезье, интерьер.

[1] http://gorod.crimea.edu/librari/cards/str_22.htm

[2] Иов 39:19-25

[3] Губарева О.В., Турцова Н.М. Великомученик Георгий Победоносец.- СПб.: Метропресс, 2013. С. 33.

[4] Лосский В.Н. Смысл икон/ В.Н. Лосский, Л.А. Успенский; пер. с фр. В.А. Рещиковой, Л.А. Успенской. — М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет: Эксмо, 2013. С. 211.

[5] Подробнее об этом: Бычков Русская средневековая  эстетика. — М.:Мысль, 1995. С. 29.

[6] http://pravlife.org/content/ikonografiya-angelov-kak-izobrazit-nevidimoe

Анна Мартынова, 2 курс. 

  • Опубликовано: 6 месяцев тому назад 23.03.2017
  • Рубрика: Публикации