«Христианское искусство – след пребывания в мире Церкви и одна из форм ее свидетельства об истине Боговоплощения, о подлинности жизни во Христе семьи Его учеников, усыновленных в Нем Богу.»

— Архимандрит Александр (Федоров)
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Публикации  >  Текущая запись

ПАСХА КРАСНАЯ

11.05.2017

В первые майские дни земля отогревается в долгожданных солнечных лучах. Нежные зеленые листья робко появляются на ветвях, постепенно наполняя природу радостным весенним звучанием.  Но не только природа воскресает от забвения. В эти памятные дни и мы особенно оживляем в памяти события, которые стали настолько близкими нам, что именовать их холодно «прошлым» было бы невозможно. 72 года назад 6 мая, в светлый праздник Пасхи и день памяти великомученика Георгия была одержана Великая Победа.

 

Георгиевский Крестный ход, организованный настоятелем храма в честь иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» протоиереем Вячеславом Хариновым вместе с приходом — самая большая церковно-общественная акция по поминовению защитников Отечества. В этом году он собрал около 250 человек, к которым присоединились и студенты Духовной Академии. 

Крестный ход проходит по тем местам, которые стали знаковыми в обороне нашего города. «Это действительно святые места Ленинграда, Ленинградской  области, и можно воспринимать нашу акцию как своеобразное паломничество. Вне знания этих мест невозможно понимание истории Ленинграда, невозможно понимание и драмы блокады» —  сказал протоиерей Вячеслав Харинов. Традиционно первой остановкой стал героический Невский пятачок. Плацдарм был одним из важнейших точек в защите города: с ним были связаны боевые действия Синявинских операций, он не позволял врагу выйти на ладожский берег, прервав окончательно связь осажденного города с Большой землей, он играл важную отвлекающую роль, позволил одержать победу в Тихвине… Сегодня – 75-ая годовщина падения плацдарма. Но что стояло за военными сводками? Солдаты со стрелковым оружием, которые, брошенные на небольшую территорию, были как на ладони  перед хорошо оснащенными элитными войсками противника. Практически ежедневные атаки.  50 тысяч мин и снарядов, которые ложились на защитников плацдарма зимой 1941-42 года. Сметенные войной деревни: Арбузово, Невская Дубровка… Белый маскхалат с отчаянно кричащими красными буквами «ПОМОГИТЕ»… Земля на Невском берегу, которая, кажется, всё еще дрожит от взрывов снарядов и от того, что хранят в себе её недра… Страшная статистика: жизнь обычного солдата — а их были тысячи — здесь составляла около 1,5 суток!

«Сама атмосфера плацдарма была удручающая.  В том огромном количестве потерь, которые мы несли, мы не могли захоронить солдат. Тела красноармейцев просто лежали вперемешку с землей, брустверы были сделаны из тел, настилы блиндаже  были сделаны из тел замерзших красноармейцев… Всё это создавало очень тяжелую в моральном отношении обстановку. Те, кто воевали здесь, заслуживают особого слова уважения и являются обладателями совершенно особой солдатской отваги и солдатской чести. Об этом помнить!   Если бы не было этой переправы, этой дороги смерти, как называли переправу с правого берега на левый, то  не было бы и дороги жизни.

История ставит все на свои места.  Уходит идеология, государства, границы, уходит политика, но остаются люди, остается солдатская честь,  солдатская слава. Остается и подвиг народа, который, конечно, хорошо манифестировать, засвидетельствовать в центре города, показать миру, что мы помним своих. Но, на мой взгляд, гораздо важнее то, что мы приходим именно на то место, где решалась судьба города, поминаем тех, кто остался здесь, кто еще не поднят, кого еще предстоит найти… Сопричастность истории и определяет память человека.  Каждый шаг пусть будет осмыслен: за каждый этот шаг продвижения противника  к Неве  наши воины платили невероятными потерями, невероятной кровью!»

Провозгласим Вечную память, с Пасхальной вестью о Воскресении, мы проходим по этой святой земле, пытаясь от всего сердца донести тем, кто расстался здесь с земной жизнью: «смерть не властна над  любовью, их вера их не посрамила, их вера спасла их, их вера победила!». 

В этом году нам была подарена возможность быть максимально причастными к войне:  на Синявинских высотах осуществилось захоронение 600 солдат, найденных поисковиками. После совершения панихиды отец Вячеслав сказал слово:

«Пасха в 1945 совпала с Великой Победой. И красные знамена нашей армии, водруженные над побежденным Берлином, стали пасхальными знаменами. Они стали не только символом победы одного государства над другим, не только победы добра над злом, но и стали символом Воскресения Христова, победы нас смертью, победы над забвением. С этим забвением мы продолжаем бороться. Собственно, мы продолжаем дело этих самых солдат. Мы вместе с ними. Если бы мы видели  их бессмертные души, стоящие рядом, с нами, мы возликовали бы! Ни тени трагизма, ни тени малодушия и беспомощности не было бы даже в мыслях у нас! Они победили, и эту Победу даровал им Бог. В известном смысле, без духовных сил, без веры в добро, без мобилизации всех лучших  богоподобных качеств в нас, невозможно победить зло. Только с помощью Божией люди побеждают. Если человек призывает злое, то он зло никогда не победит.

Феномен памяти удивителен.  Мы только что пели Вечную память. К этой памяти призывали выступающие, эту память мы призываем друг друга иметь. Но памятью обладает только имеющий опыт. Памятью обладает только тот, кто что-то пережил. Если человек не пережил, то ему вроде бы и помнить нечего.  Это очень важный вопрос. История очень часто есть только интерпретация, есть только некая попытка изобразить то, что было. А вот память — она всегда имеет внутреннее чувственное и мистическое наполнение. С нашей памятью такой удивительный феномен, который выражается словами известной песни: «то, что было не со мной – помню». Только для такой памяти есть место. Только такая память по-настоящему трогает человека и становится частью его личности. Мы не были на войне. Но причастность к войне мы опосредованно получаем. Мы сегодня её получим тем, что понесем эти гробы в могилу, с молитвой и любовью похороним наших солдат. Не дадим сделать игрушкой судьбы их военные могилы: воронки, траншеи, окопы, в которых они были найдены. И эта любовь делает нас сопричастными войне. Эта любовь привела поисковиков в лес. Эта любовь заставила их прикоснуться к телам, а по-честному, к мощам этих святых воинов! Поразительно: вдруг память оказывается сопереживанием с прошлым и попыткой сделать это прошлое своим вечным настоящим. Мы, не пережившие войну, мы пытаемся сейчас войти в неё, её втиснуть в наше настоящее, и сделать это настоящее вечным. Вот феномен Вечной памяти. С одной стороны, есть будущее, о котором мы можем только предполагать, с другой стороны, есть прошлое, которое мы с вами не знаем, потому что не жили. Но мистически мы сейчас вносим войну  в нашу жизнь и пытаемся её закрепить навсегда в себе. Вот она —  Вечная память.

Замечательный наш поэт Булат Окуджава через 20 лет после войны написал удивительные строки, которые как бы иллюстрируют эту ситуацию. Он писал так:

«…Я не оставил там ни боли, ни пепла, ни следов сапог,  
и только глаз мой карий-карий блуждает там, как светлячок. 

Но в озаренье этом странном, в сиянье вещем светляка  
счастливые былые люди мне чудятся издалека:  
высокий хор поет с улыбкой,  
земля от выстрелов дрожит,  
сержант Петров, поджав коленки,  
как новорожденный лежит».

Вот это рождение для новой жизни, эта новорожденность бойцов, которые лежат младенцами – лежат еще сейчас в болотах, лежат в воронках, лежат в окопах – это новое рождение для Вечной жизни.  Эти новорожденные сержанты лежат сейчас здесь, в этих гробах. Не мы на них смотрим – это они на нас смотрят! Это они внимательно взирают на этот строй, который стоит перед ними. Они смерти не имут. Они рождены для Вечной жизни, и в этой вечной жизни, сияющие и ликующие, взирают на нас с вами. Это не похоронная процессия.  Друзья мои,  это парад Победы! Это победители лежат! Вспомните эти послевоенные фотографии, помните те счастливые лица, эти объятия, поцелуи фронтовиков!  Мы что, их лишим этого? Нет! Они — настоящие победители. И сегодня мы их будем хоронить торжественным парадом. Сегодня их победная Пасха. Пасха, которая началась тогда, под разрыв снарядов, здесь в 1942, 1943, может быть в 1944 годах, когда мы уже гнали немцев к Прибалтике, мы все еще брали эти высоты, на которых мы сейчас стоим. Мы сейчас их похороним красиво и торжественно. Это не Красная Площадь, но для них эти высоты стали Красной Площадью, местом настоящей Победы.  И мы вместе с ними, со всей страной, со всем народом их поздравляем. Высоты — взяты! Ленинград — выстоял!  Они – победили! Христос Воскресе!»

Под пение пасхального тропаря, в свете солнца, красные гробы тихо опускаются на устланную еловыми ветками землю… Образ победоносного всадника на ослепительно белом коне торжественно провожает шествие.

Пасха Красная, Пасха, Господня Пасха! Нет больше смерти! Потому что любовь —  крепче смерти,  любовь — сильнее смерти!

  • Опубликовано: 6 месяцев тому назад 11.05.2017
  • Рубрика: Публикации