«Бог есть совершенная Красота. Красота в этом мире еще не царствует, хотя она вошла в него с пришествием Сына Божия, с Его вочеловечением. Она проходит за Христом путь своего распятия. Красота распинается в мире, и потому она есть Красота крестная.»

— Архимандрит Зинон
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Дайджест  >  Текущая запись

Памятник с Соловецких островов

03.10.2017

Икона «Богоматерь Боголюбская с житиями Зосимы и Савватия». 1545 г.

Часть 1

В «Студеном окияне-море»1, в двух днях пути от берега, если плыть на местной лодье, находятся Соловецкие острова. На самом большом из них в XV в. был основан ставший потом знаменитым Соловецкий монастырь. Поморье и сами острова принадлежали тогда Новгородской республике. Остров был необитаем, так как хотя и «велик и вся ко оустрою ч(е)л(ове)ч(е)скаго жития имать», но «мнозе многими леты въдворитися тамо могащи восхотеша, и не возмогаша тамо житие имети, страха ради морскыа нужа», и лишь иногда туда приходили на рыбную ловлю «ловци… и отхожаше во свояси»2.

        Первыми, по преданию, поселились здесь около 1430 г. инок Кирилло-Белозерского монастыря Савватий и поморский отшельник Герман. Вскоре Герман уехал на берег; а вслед за ним, незадолго до своей смерти, в 1435 г. покинул остров и Савватий. Через год на Побережье в устье реки Сумы Германа встретил другой отшельник — Зосима, и они вместе отправились на Соловки, где основали монастырь. Впоследствии Зосима стал его игуменом. Монастырь получил права на владение всеми Соловецкими островами, рядом угодий и соляных варниц в Поморье3. И после смерти Зосимы (1478) основанный им монастырь продолжал укрепляться и вскоре приобрел большую известность. Московские государи, стремясь упрочить свое влияние в бывших новгородских областях, давали ему различные льготы и пожалования4. Монастырь заводит многочисленные промыслы, ведет обширную торговлю, застраивается каменными сооружениями.

Богоматерь Боголюбская с «Житиями» Зосимы и Савватия. Икона 1545 г.

        В 1547 г. на церковном соборе в Москве основателям монастыря Зосиме и Савватию Соловецким было установлено повсеместное празднование5. Они почитаются как покровители мореходов, борцы с бесами и целители от всяких недугов. Это почитание Зосимы и Савватия как «святых» и «чудотворцев» началось еще до официального акта их канонизации. Их «подруг» Герман, будучи сам неграмотным, вскоре после смерти Зосимы продиктовал монастырским клирикам «памяти о начальницах соловецких». Написанные «простою речью» в то время, когда в русской агиографической литературе уже установился стиль, отличающийся витиеватым слогом, эти «памяти» остались в пренебрежении и были унесены из монастыря каким-то священником. Через несколько лет новгородский архиепископ Геннадий, известный организатор книжного «списания», поручил приехавшему в Новгород соловецкому игумену Досифею написать для него «Жития» соловецких подвижников. Досифей, ученик Зосимы, живший когда-то в одной келье с Германом и читавший его «памяти», составил «Жития», но долго не решался отдать архиепископу, так как они тоже не были украшены «плетением словес». Позже, проезжая мимо Ферапонтова монастыря, он «понудил» заточенного там бывшего митрополита Спиридона их «переписать и изложить стройно». Эта редакция, по словам самого Спиридона, сделанная в 1503 г., или, как говорит Досифей, через тридцать лет после смерти Зосимы, то есть около 1508 г., и дошла до нас6. Ее повторяет большинство списков «Житий»7. Несмотря на обработку Спиридоном, «Жития» соловецких святых сохранили простоту речи и местный колорит. Вместе с тем в них внесено много канонических черт, а некоторые исторические сведения приняли легендарный характер, что вообще свойственно агиографической литературе8.

     Примечательные историей своего создания, жизнеописания Зосимы и Савватия представляют большой интерес и как основа, на которой в XVI–XVIII вв. возникли многочисленные деревянные горельефы, книжные миниатюры и житийные иконы. Одним из таких произведений является икона, хранящаяся в Московском Кремле9. На среднике ее изображен Соловецкий остров, стоящая перед монастырем с простертыми руками и развернутым свитком Богоматерь и молящиеся ей соловецкие «чудотворцы» Зосима и Савватий с братией. Глаза Богоматери устремлены к парящему в небесах Спасу. Вокруг средника идет надпись. На трех сторонах — это молитва Богоматери, внизу — летопись о создании иконы. В двадцати девяти клеймах изображены сцены из «Житий» Зосимы и Савватия. Внизу — три больших клейма с сюжетами нравоучительного характера. Художественные особенности, содержание изображений и необычайно редко встречающаяся запись о создании иконы выдвигают ее в ряд уникальных памятников русского искусства.

        Икона привезена в 1923 г. из Соловецкого монастыря10, где, по-видимому, она была выполнена. Надпись на ней свидетельствует: «ЛЕТА ЗНГ [7053 (1545) г.] НАПИСАНЫ БЫСТЬ ИКОНЫ СЇИ ПРИ БЛ(АГОВЕР)НОМ И ВЕЛИКОМ КН(Я)ЗИ ИВАНИ ВАСИЛЕВИЧ(Е) ВСИЯ РУСИ И ПРИ АРХИЕПИСКУПИ ФЕОДОСИИ ПРИ ИГУМЕНИ ФИЛИППИ»11. Нет оснований сомневаться в подлинности надписи. Ее датировке не противоречат ни палеографические признаки, ни само содержание. Иван Грозный, принявший царский титул в 1547 г., здесь назван только великим князем. Совпадают и годы архиепископства Феодосия в Новгороде (1542–1550). В то же время надпись уточняет начало игуменства Филиппа Колычева на Соловках, обычно исчисляемое приблизительно по его «Житиям» (1548 или 1546)12. Этим игуменом в 1548 г. к «Житиям» Зосимы и Савватия были добавлены новые «чудеса»13. Этих «чудес» нет среди изображений на иконе, что также может служить подтверждением более раннего ее исполнения, то есть в 1545 г.

        Приняв дела в довольно тяжелом состоянии, когда в пожаре 1538 г. «монастырь сгорел весь до основания» и «братии прибыло много, а прокормиться нечем», Филипп показал себя рачительным и деятельным хозяином. Он строит каменные храмы, украшает их иконами и утварью, заводит новые промыслы, благоустраивает остров, добивается льгот и пожалований, вносит упорядочение в повинности крестьян и в монастырский устав. Вполне вероятно, что одним из первых побуждений игумена было создание житийных икон, прославляющих соловецких святых, а через них и сам монастырь. Нужда в таких иконах после опустошительного пожара должна была быть большой. Формулировка надписи «написаны бысть иконы сии» свидетельствует о заказе одновременно двух или нескольких произведений.

        В Музеях Кремля хранятся еще две большие иконы с житиями Зосимы и Савватия, привезенные с Соловков в 1923 г. На одной из них14 в среднике также изображена Богоматерь Боголюбская перед Соловецким монастырем. Здесь тот же состав, порядок и композиции житийных сцен, что и на иконе 1545 г., нет только трех нижних «приточных» клейм. Вокруг средника идет надпись, в XIX в. закрытая деревянными планками с резным текстом, где указаны те же имена и дата. Икона находится под записью и потемневшей олифой, но пробная расчистка одного из клейм свидетельствует и о стилистической близости обоих произведений.

        На третьей привезенной с Соловков иконе15 в среднике изображены стоящие в молитвенных позах Зосима и Савватий. Над ними — Богоматерь Знамения. Здесь также нет приточных клейм, но нет и надписи, а в житийных сценах хотя и повторены композиции клейм первой иконы, но частично изменен их порядок и одно клеймо заменено. Икону можно отнести к XVI в. Связь всех трех произведений несомненна. Вероятно, две первые иконы были написаны одновременно, по единому замыслу, третья же — несколько позже иными мастерами16.

        Почти все сцены житий, которые имеются на иконе 1545 г., изображены и на деревянных раках Зосимы и Савватия, сделанных, как говорит надпись на них, «при игумене Филиппе» в 1566 г. Более того, здесь мы видим почти полное совпадение композиционных решений17. Не менее примечательно, что в Московском Кремле издавна находится еще одна большая местная икона Богоматери Боголюбской с изображением Соловецкого монастыря и сценами житий Зосимы и Савватия в двадцати двух клеймах18. Весьма вероятно, что она была создана в бытность Филиппа Колычева московским митрополитом, когда им на митрополичьем дворе была сооружена церковь во имя соловецких святых19.

        По-видимому, икона 1545 г. была написана для главного храма монастыря и служила своего рода образцом. Об участии игумена Филиппа в ее замысле свидетельствует и содержание изображений.

        Центральная композиция — с молящейся Спасу Богоматерью, предстоящими ей соловецкими святыми и припадающими иноками — представляет собой любопытный соловецкий вариант «Богоматери Боголюбской»20, древний список с которой в XV в. стал моленной иконой московских князей, а впоследствии городской святыней21.

        Изображение Богоматери Боголюбской на нашей иконе свидетельствует о связи ее заказчика или исполнителей с Москвой, так как в Новгороде, в епархию которого до 1682 г. входил Соловецкий монастырь, этот образ не был распространен24.

        Обращение соловецкой братии к покровительству московской святыни становится понятным, если вспомнить, что игумен Филипп был сыном московского боярина и до монашества служил при дворе великого князя. О том, что он держался не новгородской, а московской ориентации, свидетельствует целый ряд фактов и прежде всего особое благоволение к нему московского правительства. Филипп не раз обращался в Москву с просьбами о льготах монастырю и неизменно получал их. Вклады Ивана Грозного в Соловецкий монастырь в игуменство Филиппа особенно значительны. Дважды, в 1550 и 1551 гг., Филипп наряду с архиереями вызывался в Москву: по случаю составления судебника и на церковный собор. И наконец по воле царя он стал в 1566 г. московским митрополитом. Среди врагов же Филиппа, которые способствовали лишению его митрополичьего сана, был новгородский архиепископ Пимен и часть соловецкой братии, по-видимому не сочувствовавшей его устремлениям25.

1Так называли в Древней Руси Белое море.

2«Житие и подвизи» Зосимы и Савватия Соловецких чудотворцев. — «Великие Минеи Четии, собранные митрополитом Макарием», апрель, 8–21. М., 1912, стб. 507 и 506.

3Там же, стб. 538. См. также:  Досифей, архим. Географическое, историческое и статистическое описание ставропигиального первоклассного Соловецкого монастыря. М., 1836, ч. I, стр. 47–51.

4Досифей. Указ. соч., стр. 63–96; В. О. Ключевский. Хозяйственная деятельность Соловецкого монастыря в Белозерском крае. — «Опыты исследования», I. Птг., 1919.

5Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской Императорской Археографической Экспедицией, т. I. СПб., 1836, № 213.

6Великие Минеи Четии, стб. 502–595.

7К «Житиям» Спиридона в 1538 г. сделал добавления игумен Вассиан, а в 1548 г. игумен Филипп. После него вплоть до XIX в. было много других неизвестных «списателей». Во второй четверти XVI в. к «Житиям» Спиридона было добавлено предисловие Максима Грека, между 1538 и 1566 гг. — похвальные «Слова» черноризца Зиновия, а после 1566 г. — «Слово» на освящение церкви и перенесение мощей. Известные списки «Житий» отличаются лишь включением или отсутствием тех или иных из перечисленных сочинений. Имеется еще также краткая редакция «Житий» (Славяно-русский пролог, ч. 2, январь — апрель. — «Памятники древнерусской церковно-учительной литературы», вып. 4. СПб., 1898, стр. 65–70).

8 И. Яхонтов. Жития святых северорусских подвижников Поморского края как исторический источник. Казань, 1882, стр. 22.

9Инв. № 5133 соб. Размер: 214 × 136,7 см. Икона написана на пяти сосновых досках, скрепленных с тыльной стороны двумя врезными встречными шпонками. Имеет паволоку, узкие поля и неглубокую лузгу. На верхнем и нижнем поле — красная опушь. По-видимому, в XVII в. икона была записана с частичным ографлением рисунка. По этой графье видно, что фигура Богоматери была сильно укорочена. Судя по остаткам краски на полях (до пяти слоев), икона записывалась и позже. Эти записи уже в наше время были удалены, но не полностью и не вполне качественно. В 1967–1968 гг. икона находилась на реставрации у художника-реставратора Г. С. Батхеля, который и закончил ее расчистку.

10Среди других историко-художественных произведений она была «изъята в целях охраны» из часовни «Чудо просфоры» (1857 г.) б. Соловецкого монастыря представителями Отдела музеев Наркомпроса Н. Н. Померанцевым и Е. И. Силиным (опись и акт № 14 от 21/VIII-1923 г., л. 16. Архив Музеев Кремля).

11Филипп, в миру Федор Степанович Колычев — сын московского боярина, постригся в монахи в 1537 г., по-видимому в связи с делом князя Андрея Старицкого, в котором были замешаны многие его родичи. В 1545 г. стал игуменом Соловецкого монастыря, а в 1566 г. — московским митрополитом. За выступления против опричнины лишен сана и сослан в Тверской Отрочь монастырь, где в 1569 г. задушен Малютой Скуратовым. В 1591 г. его останки были перенесены в Соловки, а в 1652 г. — в Московский Успенский собор. Почитался как «святой мученик». «Житие» Филиппа написано вскоре после перенесения его останков в Соловки (Славяно-русский пролог, ч. 2, январь — апрель, стр. 9–13).

12Леонид, еп. Жизнь св. Филиппа. — «Душеполезные чтения». М., 1861. ч. 2, стр. 22 и 53;  П. Строев. Списки иерархов и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб., 1877, стр. 816.

13Леонид. Указ. соч., стр. 57–80.

14Инв. № 5131 соб. Размер: 160 × 120 см. В резной надписи здесь говорится об одной иконе и Филипп назван Колычевым. По фону средника и по краю полей набит серебряный позолоченный оклад XIX в. Икона находилась в Троицком соборе монастыря (Опись № 18, акт № 17 от 22/VIII-1923 г., л. 19. Архив Музеев Кремля). Пробная расчистка сделана Г. С. Батхелем в 1968 г.

15Инв. № 3094 соб. Размер: 156 × 118 см. Из Троицкого собора монастыря (то же дело). Два верхних клейма утрачены.

16Мастер этой иконы, по-видимому, следовал новгородским традициям, на что указывает изображение новгородской святыни — Богоматери Знамения.

17Рака Зосимы хранится в Третьяковской галерее, рака Савватия — в Музеях Кремля (инв. № 6144 соб.). См. «Историю русского искусства», т. III. М., 1955, стр. 630.

18Инв. № 1079 соб. Размер: 202,5 × 146 см. Находится под записью и потемневшей олифой, но расчищенное клеймо позволяет датировать икону XVI в. До последнего времени стояла в южном пристенном иконостасе Успенского собора. Здесь ее числит в своем альбоме и Ширинский-Шихматов ( Большой Успенский собор. М., 1896). Возможно, именно эта икона значится как «образ Изосимы и Саватей Соловецких чюдотворцев с деяньем» «за правым крылосом у столпа» собора в Описи начала XVII в. (Описи Московского Успенского собора от начала XVII в. по 1701 г. включительно. — «Русская историческая библиотека», т. III. СПб., 1876, стр. 311).

19Н. А. Скворцов. Археология и топография Москвы. М., 1913, стр. 370.

20Знаменитая древняя икона «Богоматерь Боголюбская» была написана около 1160 г. по заказу князя Андрея Юрьевича для дворцового собора в Боголюбове. Сейчас хранится во Владимиро-Суздальском историко-художественном музее-заповеднике (инв. № В-2972. Размер: 185 × 105). См. «Ростово-Суздальская школа живописи» (Каталог выставки). М., 1967, стр. 77, рис. 1 (деталь).

21По одной легенде, список с нее был сделан по заказу Василия I для церкви Спаса на Бору; по другой — при Василии II в 1432 г. для Кремлевской церкви Сретения (В. И. Антонова, Н. Е. Мнева. Каталог древнерусской живописи, т. II. М., 1963, стр. 87, прим. 1 к № 456). Подтверждением вероятности второй версии может служить надпись на иконе 1712 г.: «писан сей образ Боголюбские… с чудотворного образа, что у Сретения вверху» (см. там же, стр. 401, № 903), а также обозначение великого князя Василия Васильевича на иконе Боголюбской нач. XVI в. из церкви Спаса на Бору (Музеи Кремля, инв. № 2025 соб.).

        Интересен текст молитвы с обращением к Богоматери о заступничестве перед Спасом «в день страшного суда»22. Начало и отдельные выражения его совпадают с молитвой перед иконой Богоматери Боголюбской из древней рукописной службы23. Но целиком его не удалось найти в известных молитвах Богоматери. Возможно, мы здесь имеем дело также с местным соловецким вариантом. Текст этот отличается своеобразной поэтичностью. Богоматерь названа «цветом прекраснейшим». Ее образ наделен эпитетами, взятыми из акафистов и других песнопений: «богоневестная», «вышши ангелов и архангелов и всея твари честнейши».

22Надпись начинается вверху, затем идет по левой стороне вниз и, переходя направо, поднимается вверх.

23Молитвы Господу Богу, пресвятой Богородице и святым угодникам Божиим, чтомыя на молебнех и иных последованиях. Птг., 1915.

24 В. И. Антонова. Древнерусское искусство в собрании Павла Корина. М., 1966, стр. 122–123, прим. 1 к № 99.

25Леонид. Указ. соч., стр. 161, 175.

Источник: http://www.icon-art.info/book_contents.php?lng=ru&book_id=135

  • Опубликовано: 3 недели тому назад 03.10.2017
  • Рубрика: Дайджест