«Вопрос церковного искусства есть вопрос веры, и нет тому более выразительного свидетельства, чем икона. «…» Именно она показывает единство веры, жизни и творчества.»

— Л. А. Успенский
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Дайджест  >  Текущая запись

Иконография Пресвятой Богородицы Одигитрии. Протоиерей Николай Погребняк

19.04.2018

Всем предстательствуеши, Благая,
прибегающим с верою в державный Твой покров…

Стихира на стиховне

Самая известная из икон Божией Матери, именуемых Одигитрией (Путеводительницей), — Смоленская — это и одна из древнейших святынь Русской Православной Церкви: первый список её появился на Руси уже в середине XI в. Византийский император Константин IX Мономах благословил иконой Богородицы Одигитрии свою дочь, когда она стала супругой киевского князя Всеволода Ярославича. Большинство описаний Смоленской иконы называет принцессу Анной [7, с. 238], но здесь произошло смешение исторических реалий: князь Всеволод был женат на дочери Константина Мономаха, но звали её, как считает большинство исследователей, Марией либо Анастасией. Анной звали другую византийскую принцессу — супругу равноапостольного князя Владимира, она была дочерью византийского императора Константина, но не Мономаха, а Багрянородного [14, с. 143].

Предание церковное говорит, что первая икона Божией Матери, получившая позднее наименование Одигитрия, или Путеводительница, была написана святым апостолом и евангелистом Лукой. Хотя ни одна из икон, написанных апостолом, до нашего времени не дошла, но те списки, которые по времени создания восходят к раннехристианским временам, позволяют говорить о том, что уже тогда была крепка вера в заступничество Пресвятой Девы. «Не умолчим никогда, Богородице, силы Твоя глаголати, недостойнии. Аще бо Ты не бы предстояла молящи, кто бы нас избавил от толиких бед? Кто же бы сохранил до ныне свободны? Не отступим, Владычице, от Тебе, Твоя бо рабы спасаеши присно от всяких лютых» (здесь и далее приводятся цитаты из службы Одигитрии Смоленской, 28 июля) [7, с. 230]. По этой вере подавалась благодатная помощь от списков с древних икон Божией Матери, и, прославленные многими чудотворениями, они в Церкви равно почитались с иконами первоначальными, написанными апостолом. Слова богородична по полиелеи: «Пречистая Твоя икона, Богородице Дево, врачевство всего мира духовное, к нейже прибегаем, Тебе покланяющеся, почитаем и лобызаем ю, исцелений благодать почерпающее от нея…» [7, с. 231] нельзя отнести к конкретному образу — это молитвенное обращение к любой иконе Богородицы.

Здесь уместно вспомнить слова Н. П. Кондакова о том, что благочестивый обычай старины позволял считать список оригиналом, если оригинал находился далеко или бывал утрачен [5, с. 57].

В нашей заметке пойдет речь о том, как на основе древнего иконографического типа Одигитрии произросло целое древо различных икон Богородицы, оставивших свой след в истории Церкви.

В каноне Пресвятой Богородице Одигитрии Смоленской, написанном в середине IX в. монахом Игнатием — служителем Софии Константинопольской, впоследствии митрополитом Никейским [13, с. 276–280], почти нет упоминаний о тех благодатных видах помощи, которые послужили основанием для наименования Её собственно Одигитрией, т. е.Путеводительницей. Вот немногие примеры:

«Радуйся, Богородице Одигитрие, всех и всегда наставляющи верных шествовати ко всякому пути спасительному… Радуйся, кораблем, Одигитрие, нуждно плавающим, избавляющи верных…» (тропари 7-й песни канона) [7, с. 235].

В литературе можно встретить такое толкование названия иконы Одигитрия — Путеводительница: оно закрепилось за ней якобы из-за того, что эта святыня сопровождала царевну Анну в нелегком путешествии из Константинополя в Чернигов [7, с. 239]. Но поскольку название иконы встречается за столетия до Крещения Руси, правильнее предположить, что император выбрал для своей дочери из немалого количества Константинопольских святынь именно ту, которая была бы Путеводительницей ко спасению и для нее, и для её будущего потомства. Не только Путеводительницей, но той постоянной во всем Хранительницей, о которой вдохновенно говорит в Акафисте преподобный Роман Сладкопевец. Вошедшие в Акафист эпитеты Богоматери — не только удачные богословски осмысленные поэтические образы, навеянные ветхозаветными пророчествами. Нередко они имели и вполне определенное происхождение, связанное с чудесным заступлением Богоматери [15, с. 157–160].

Как иконографический тип Одигитрия является одной из самых распространенных икон. Существует множество изводов этого типа, общими чертами которых являются следующие: Богомладенец Христос свободно сидит на левой руке Пресвятой Богородицы, лики их не соприкасаются. В левой руке Христа свиток, правая сложена в именословном благословении. Изображение Богоматери обычно поясное, Её правая рука поднята к Сыну в жесте моления (адорации). И Богоматерь, и Христос изображены почти фронтально. Н. П. Кондаков считал, что иконографический тип Одигитрии сложился в Палестине или в Египте ранее VI в., а затем распространился по всему православному Востоку [4, т. 1, с. 152–162].

Одно из объяснений происхождения названия Одигитрия связано с местом пребывания чтимого образа Богородицы — Влахернским монастырем Одегон, или Одигон (ʹΟδηγοʹς — проводник, поводырь), стоявшим на берегу Мраморного моря. В монастыре был чудотворный источник, исцелявший слепоту. Возможно, с этим обстоятельством связано и название монастыря: слепых приводили сюда поводыри. Храм, и, вероятно, монастырь, был основан св. благоверной императрицей Пульхерией (+ 453), которая поместила здесь чтимый образ Богоматери, по преданию, написанный евангелистом Лукой. Икона вместе с другими реликвиями была принесена в начале V в. из Иерусалима императрицей Евдоксией. Возможно, наименование иконе («Проводница ко всякому благу») было дано св. Пульхерией, которая установила в Константинополе еженедельные крестные ходы с образом Одигитрии, собиравшие множество людей. По свидетельствам паломников, икона Одигитрии была квадратной формы и имела две рукояти для несения её на крестных ходах. Икона была украшена серебряной ризой с большим количеством драгоценных камней. В паломнических описаниях есть интересное наблюдение: церковнослужитель, носивший икону, передвигался необычным образом: словно не он нес икону, а она вела его за собой; существовало целое братство служителей иконы Одигитрии.

Здесь хочется сделать небольшое отступление: в запаснике Третьяковской галереи хранится Иверская икона Божией Матери, происходящая из Иверской часовни на Красной площади, — запасная, которую выносили во время крестных ходов, возили для совершения молебнов и исцеления страждущих. Медные рукояти для перенесения этой иконы, видимо, были сделаны по тому же принципу, что и у древней Одигитрии Влахернской. Иверская икона является одной из разновидностей Одигитрии.

Участие древней Влахернской Путеводительницы в разного рода процессиях, крестных ходах и общенародных молениях в годину стихийных бедствий или вражеских нашествий находит множество свидетельств в византийских хрониках. «Повесть о храме Богородицы, именуемом Одигон» рассказывает об истории Одигитрии, а также о многих чудесных исцелениях, которые произошли от нее. Каждую неделю во вторник икону в сопровождении большой процессии, с молебным пением проносили по городу «из квартала в квартал», тем самым освящая площади и улицы столицы [3, с. 83].

Обратим внимание на тропарь, в котором об иконе Одигитрии говорится как о хранительнице града, где она пребывала: «Радуйся, Одигитрие, радуйся: Тобою нерушим наш град сохраняется…» (песнь 4-я). Что это за город? Без сомнения, Константинополь — город, о котором в Слове на Положение Ризы Пресвятой Богородицы (VII в., приписывается Феодору Синкеллу) говорится: «Сей царственный и богохранимый град, который должно называть „Градом Богородицы“, украшен многими божественными храмами, в которых часто восхваляется всечистое имя Девы Богоматери, и оно считается стеной и забралом спасения» [15, с. 160–161]. Но не только Константинополь, но и любой христианский город, где находились чтимые святыни Божией Матери, защищала Она Своим покровом. Таким городом после принесения в него чтимого образа Одигитрии стал Смоленск, а затем и Москва.

Одно из ранних засвидетельствованных чудес заступничества Одигитрии за Смоленск произошло при нашествии татар в 1238 г. Повесть о Меркурии Смоленском начала XVI в., использовавшаяся в качестве синаксарного чтения под 28 июля, озаглавлена «Воспоминание великого чудеси, бывшее от иконы Заступницы нашея Пречистыя Богородицы Смоленския». Список XVII в., хранящийся в ГИМе, рассказывает о том, что во время молитвы в смоленском Печерском монастыре Богоматерь явилась Меркурию. Дева Мария восседала на престоле с Младенцем, сидящим пред Её чревом.

«Вшед богомудрый во святую церковь и виде Пречистую Богородицу, на злате престоле седящу, Христа в недрех имущу, обстоиму ангельскими вои». Богородица пророчески извещает св. Меркурия, что тело его будет положено в Успенском соборе Смоленска: «И прииди во свой град, и тамо приимеши кончину, и положено будет твое тело в Моей церкви». В завершающем эпизоде Повести рассказывается, как Смоленский архиепископ видит Богоматерь, выходящую из Успенского собора в сопровождении двух архангелов: «Се же видит ясно в велицей светлости, аки в солнечной зари исшедши из церкви Пречистая Богородица со архистратиги Господни Михаилом и Гавриилом» [14, с. 145]. Заметим, что видение удивительно перекликается с одним из древних образов Богоматери — кипрской Пангии Ангелоктиссы.

В Константинополе местом средоточия святынь, связанных с Пречистой Девой Марией, была Влахернская церковь, по своим размерам и количеству клира уступавшая лишь Софийском собору. Здесь пребывали все чтимые иконы Божией Матери, очевидно, и те самые ранние, что были написаны апостолом Лукой. Здесь находилась и Риза Богоматери, о которой святитель Фотий в связи с нападением на город русских в 860 году писал: «Когда мы воодушевлялись надеждами на Матерь Слова и Бога нашего, к Её покрову прибегали как к стене нерушимой, то эта пречистая Риза кругом обтекала стены… ограждала город, облекала его» [15, с. 162].

Из чудотворных икон Богородицы, находившихся во Влахернской церкви, император мог выбрать в благословение для своей дочери любую — вероятно, был выбран один из чтимых списков древней Одигитрии. Кроме Одигитрии во Влахернской церкви находились иконы Умиление, Оранта, Знамение; как и Одигитрия, списки с древних чудотворных святынь также попали на Русь. Все эти иконы имели наименование «Влахернских» — не как особый иконографический тип, а по месту их пребывания.

Но на Руси наименование Влахернской лишь закрепилось за одной — Одигитрией, подаренной в 1654 г. царю Алексею Михайловичу; празднование ей совершается 7/20 июля. Ещё одна чтимая копия Одигитрии Влахернской, попавшая на Русь через шесть веков после Одигитрии Смоленской, по-видимому, является в настоящее время самой древней (VII в.!) иконой Пресвятой Богородицы на русской земле. Эта рельефная икона, сделанная из воскомастики, хранится в Государственной Третьяковской галерее (о ней см.: МЕВ 2006, № 9–10). Но лепная икона из воскомастики — техника весьма редкая, таких икон известны считаные единицы, в то время как чудотворных списков Влахернской Одигитрии — немало. «Милости и щедрот неисчерпаемое море», как говорится об этой иконе в стихире на стиховне, не есть преувеличение (Ил. 1).

Наша первая икона Смоленская Одигитрия являлась весьма точным списком Одигитрии Влахернской. Н. П. Кондаковв этой связи пишет: «Поразительное сходство древнейших резных образков Одигитрии (ХIV-ХV вв.) именно с типом нашей Смоленской иконы заставляет нас видеть именно в ней точный список с византийской Одигитрии, заменившей в ХIII в., после латинского завоевания, древнейшую икону, которая, может быть, тогда погибла. Смоленская икона Божией Матери представляет второй тип погрудной иконы Одигитрии и дает, несомненно, список, выполненный ещё в древности с греческого оригинала» [4, т. 2, с. 201].

Бытование Одигитрии Смоленской и множества её списков на Руси — предмет отдельного обстоятельного исследования. Обратим внимание на те древнейшие памятники, которые являются редкими списками Влахернской Одигитрии или генетически связаны с этой первоначальной святыней. Приведем несколько наиболее известных икон Божией Матери Одигитрии, с оговоркой, что все эти изображения восходят к древнейшему иконографическому типу Одигитрии, но имеют некоторые особенности.

С иконографическим типом Одигитрии связана энкаустическая икона второй половины VI в. из собрания Ханенко (Киевский музей западного и восточного искусства); это — одна из немногих дошедших до нас икон доиконоборческого времени (Ил. 7).

Другая древнейшая икона Богородицы (первой половины VII в.), которую можно отнести к типу Одигитрии, — мозаичная, находится на Кипре в апсиде церкви Пангии Ангелоктиссы («Честнейшей херувим и славнейшей без сравнения серафим»). Богоматерь с Младенцем Христом (Ил. 5) представлена в рост между архангелами Михаилом и Гавриилом. Архангелы — в развевающихся одеждах, они изображены широко и энергично шагающими. Сама Богоматерь — также в движении, которое подчеркивает расходящийся книзу плащ [6, с. 41].

Из дошедших до нашего времени русских икон Богоматери Одигитрии следует отметить псковскую икону конца XIII в., находящуюся в Третьяковской галерее (Ил. 6). Иконам Одигитрии подобного вида в литературе усвоено наименование Перивлепта («Преславная», «Прекрасная»).

С псковской иконой интересно сопоставить близкую ей по времени Кипрскую икону Одигитрии (XIII в.), из церкви св. Луки в Никосии. Исследователи видят в ней следы влияния западной живописи эпохи Возрождения (Ил. 2).

Находящаяся в ГТГ икона Богоматери Одигитрии, датируемая 1397 г., принадлежала преподобному Кириллу Белозерскому и находилась в его келье в московском Старом Симоновом монастыре (Ил. 8). Основав новую обитель, преподобный Кирилл поставил эту, почитавшуюся чудотворной, икону в местном ряду Успенского собора Кирилло-Белозерскогомонастыря. После закрытия монастыря с иконы был удален оклад, и вся она оказалась покрытой расходящимися трещинами и следами от гвоздей «экспроприированного» оклада. В ходе реставрации (реставратор Е. А. Погребняк) было заделано более четырехсот дырочек от гвоздей. Это также Богоматерь Перивлепта [2, с. 152].

Две замечательные иконы Одигитрии середины XV века находятся в Музее древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Икона Одигитрии из Македонии (Ил. 3), напоминающая более древние образцы, имеет ряд особенностей, относящихся к поствизантийскому периоду (сглаженная манера письма, «письмо светом», создающее впечатление точеной округлости формы). Другая икона — из Успенского собора города Дмитрова (Ил. 4). Её уникальность заключается в особенностях изображения одеяний, не встречающихся в русской иконописи XV—XVI вв.: это широкие рукава хитона Богомладенца, необычная драпировка Его гиматия с петлеобразной складкой у колен; мафорий Богоматери приспущен на лоб [3, с. 107].

Конечно, не только «светом и цветом», не только техникой письма отличаются представленные в нашем кратком обзоре иконы Путеводительницы. За каждым образом — молитвы многих поколений православных христиан, молитвы услышанные, те молитвы, о которых в стихире по 50-м псалме говорится, что Богородица их полезными сотворяет.

В иконографии Божией Матери Одигитрии, на протяжении столетий сохранившей черты того Первообраза, который запечатлен был святым апостолом Лукой, можно видеть тот живой отклик на благодатную помощь Пресвятой Девы, который очень точно отражает и гимнография праздника Одигитрии: «Не умолчим никогда, Богородице, силы Твоя глаголати, недостойнии. Аще бо Ты не бы предстояла молящи, кто бы нас избавил от толиких бед? Кто же бы сохранил до ныне свободны? Не отступим, Владычице, от Тебе…»

Протоиерей Николай Погребняк

Источники и литература:

Антонова В.И., Мнева Н. Е. Каталог древнерусской живописи XI — начала XVIII вв. (Гос. Третьяковская галерея). Т. 1–2. М., 1963.
Древнерусское искусство Х — начала XV века. Каталог собрания ГТГ. Том. 1. М., 1995.
Иконы XIII — XVI веков в собрании Музея имени Андрея Рублева. М., 2007.
Кондаков Н. П. Иконография Богоматери. Т. 1–2. Пг., 1914–1915.
Кондаков Н. П. Русская икона. Т. III. Часть 1. Прага, 1931.
Лазарев В. Н. История византийской живописи. Т. 1–2. М., 1986.
Минея июль. Ч. 3. М., 2002.
Орловский И. И. Достопамятности Смоленска. Смоленск, 1906.
Райс Д. Т. Искусство Византии. М., 2002.
Сарабьянов В.Д., Смирнова Э. С. История древнерусской живописи. М., 2007.
Соколова И. М. Влахернская икона Божией Матери // Православная энциклопедия. Т. IX. М., 2005.
Сокровища Кипра. Каталог выставки. М., 1970.
Филарет (Гумилевский), архиепископ Черниговский. Исторический обзор песнопевцев и песнопения греческой Церкви. СПб., 1902.
Этингоф О. Е. Византийские иконы VI — первой половины XIII века в России. М., 2005.
Этингоф О. Е. Образ Богоматери. Очерки византийской иконографии XI–XIIIвеков. М., 2000.

Источник: http://www.mepar.ru/library/vedomosti/44/559/

  • Опубликовано: 6 месяцев тому назад 19.04.2018
  • Рубрика: Дайджест