Мы не дозрели до понимания иконы. Икона не произведение живописи, а уникальное явление, священный организм. Она позволяет на маленький шажок приблизиться к познанию Бога. Наш мозг сам по себе не способен воспринимать такую информацию, она требует огромной работы, усилий, сосредоточения. Пока не будем готовы к восприятию этой среды, икон писать не сможем.

— С. И. Голубев
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Дайджест  >  Текущая запись

Иконография и символика Устюжского Благовещения

07.04.2021

Название иконы связано с легендой о ее происхождении из Великого Устюга, согласно которой перед иконой Благовещения Прокопий Устюжский молился в 1290 году об отражении от города «тучи каменной». та легенда не находит подтверждения в исторических источниках.

Происходит икона из Георгиевского собора Юрьева монастыря в Новгороде, откуда была привезена Иваном Грозным вместе с другими иконами в Успенский собор Московского Кремля.

Описание сюжета Устюжского Благовещения

 

Богоматерь изображена стоящей, с чуть склоненной влево головой. В лоне ее изображен Христос Эммануил. Он представлен фронтально, сидящим в торжественной позе, с благословляющей правой рукой, левая отведена в сторону (кисть не сохранилась). Богоматерь как бы осеняет его правой рукой, пальцы которой почти касаются плеча младенца и заходят на нимб. В ее левой руке моток красной пряжи; нить проходит между пальцев поднятой к груди правой руки и тянется к подножию, на котором стоит Богоматерь. Слева — архангел Гавриил, обращенный к Марии и благословляющий ее. В левой руке он держит мерило (сохранился фрагмент).

Вверху, в центре, в синем полукруге неба с золотыми звездами, представлен сидящий на красном престоле «Ветхий Деньми».  В левой руке Христа — свиток, от правой благословляющей руки идет голубой луч к Богоматери. По обеим сторонам Христа парят красные серафимы с золотыми рипидами в руках. У подножия престола — красные херувимы; чуть выше, справа и слева, — красные серафимы с золотыми рипидами. Вокруг «Ветхого Деньми» голубая слава. Волосы «Ветхого Деньми» русые; одежды светлые: светло-синий хитон и зеленовато-голубой гиматий. На Марии темно-синий хитон, красный, вишневого оттенка мафорий, украшенный золотой каймой и золотой бахромой, синий чепец и ярко-красные туфли.

Имя Ветхого Деньми, традиционно соотносимое с первым лицом «Троицы», восходит к библейскому тексту Книги пророка Даниила (7:9) : «… и воссел Ветхий днями; одеяние на Нем было бело как снег, и волосы главы Его — как чистая волна; престол Его — как пламя огня, колеса Его — пылающий ого

нь». (Об иконографии «Ветхого Деньми» (см. Лазарев 1947, с. 32).

Христос Эммануил изображен обнаженным и препоясанным по чреслам зеленоватой тканью. Его фигура почти сливается с красным мафорием Богоматери. На архангеле хитон золотистого цвета с разделкой коричневато-вишневого тона. Хитон украшен золотым ассистом. На правом рукаве — темный клав. Гиматий светлый, оливково-зеленый, переливчатый, в тенях — охристый, обернут вокруг пояса, один конец наброшен на плечо, а другой с грузиком на конце свободно свисает за спиной.

Пряди волос архангела разделены золотыми линиями, зеленая лента торока украшена в центре красным камнем. Богоматерь стоит на золотом орнаментированном подножии у престола, покрытого золотой узорчатой тканью (от престола сохранился только фрагмент ткани и подножие). Орнамент ткани ромбовидный — внутри каждого ромба красные, зеленые и коричневые кружки с крестообразно расходящимися черточками — лучами. Подножие престола украшено тонким, линейным орнаментом по золотому фону. По краю подножия идет коричневая полоса с зеленым ромбовидным орнаментом.

Особенности письма

 

В письме ликов соблюдена определенная последовательность нанесения слоев. Первоначальный рисунок по белому левкасу выполнен сажей. Сажей же нанесена по контуру обводка различной плотности и интенсивности, создающая теневую оттушевку. По всей поверхности лика положен тонкий слой охры, сквозь который просвечивает рисунок, нанесенный сажей, воспринимаемый благодаря смешению с охрой как зеленый. Сверху тени, возможно, усилены приплесками зеленого (по овалу лица, в глазницах, по линии носа). На светлых поверхностях охра положена прямо по белому левкасу. Поверх слоя охры на выпуклых местах лица нанесены слои разбеленной охры и киноварная подрумянка. По линии верхних век и по гребню носа идет красная опись, размытая к краю и плавно переходящая в тон охры. Губы пройдены киноварью. По верхней губе проходит темная опись, в углах рта притененная. Темные коричневые и черные описи лежат сверху — по линии бровей, ресниц, век, внизу — по контуру ноздрей. В лике Богоматери охрение имело более теплый, розоватый оттенок, подрумянка почти не сохранилась, но ее роль была более активна, чем в лике архангела. Моделировка ее лика мягче, цветовые переходы более нюансированы, тени более светлого зеленоватого тона и положены тоньше. Объем лица менее выявлен.

Нимбы архангела и Богоматери не сохранились. Нимб Эммануила серебряный, потемневший от времени, возможно, более поздний. Нимб «Ветхого Деньми» золотой, крестчатый, перекрестье его было украшено красными камнями.

Первоначальный фон был золотой, фрагменты его сохранились около синего полукруга неба наверху, внизу около ног архангела и в некоторых местах по контуру фигур. Позем отсутствует.Отсутствие позема — один из доводов в пользу отнесения Устюжского Благовещения к первой половине XII в. Без поземов, например, представлены также пророки в барабане Софии Новгородской, относящиеся к 1108 г.

Изображения архангела, Марии и «Ветхого Денми» окружены новым левкасом XVI века, заменившим утраченный первоначальный. При этом, в соответствии с композиционными приемами XVI века, были искажены контуры: головы уменьшены и фигуры сделаны более тонкими. Фрагменты древнего золотого фона уцелели вверху, у полусферы неба, и в нижней части, около фигур и у стоп архангела.

Фрагмент охры оранжевого оттенка (цвета хитона) над правой рукой архангела позволяет предположить, что первоначально Гавриил был изображен без крыльев, написанных на левкасе XVI века, лежащем также на нимбах и полях. Возможно также, что левое крыло архангела было представлено поднятым.

Символика иконы Устюжское Благовещение

 

Символику образа Эммануила раскрывают слова из «Книги пророка Исаии»: «се Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему: Еммануил» (Исаия, 7: 14), а также слова 8-й Песни «Великого Канона» Андрея Критского (VII–VIII вв.): «Яко от оброщения червленицы, Пречистая, умная багряница Еммануилева, внутрь во чреве Твоем плоть изткася: тем же Богородицу воистину Тя почитаем» (В переводе: Как из цветного пурпура во чреве твоем, Пречистая, соткалась мысленная порфира — плоть Эммануила) (Андрей Критский 1903, с. 20).

Изображение Богоматери с Эммануилом в сцене «Благовещения» соответствует также тексту «Акафиста Богоматери», Икос 1: «Ангел предстатель, с небес послан бысть реще Богородице: радуйся и с бесплотным гласом воплощаема Тя зря, Господи, ужасашеся и стояще зовый к ней таковая: радуйся…» (Ловягин 1875, с. 201).

Изображение пурпурной пряжи у Богоматери соответствует рассказу «Протоевангелия Иакова» о том, что деве Марии выпал жребий прясть пурпурную завесу для Иерусалимского храма. Мотив пряжи традиционен для византийских и русских памятников XI–XII вв.

«Благовещение» как тема воплощения Христа понималось одновременно и как акт проявления премудрости Божией — Софии. Иконографическая интерпретация этой темы получает особое распространение в Новгороде.

Чрезвычайно существенным для датировки и определения школы является мнение митрополита Макария, высказанное в деле дьяка Висковатого: «…а как принесена с Корсуни [икона Благовещения Юрьева монастыря. — В. А.], тому лет с пятьсот и боле…» Знаток древнерусской живописи и сам художник, митрополит Макарий, относил дату иконы к XI в., по-видимому, ошибочно связывая ее со временем основания Юрьева монастыря.

На фоне XVI века следы надписи киноварью. На несохранившихся местах оставлены заделки XVII века.

  • Опубликовано: 6 месяцев тому назад 07.04.2021
  • Рубрика: Дайджест