«Самые высокие примеры завершённости содержатся в иконописи. В основе этого искусства лежит ясность, определенность задач и их исполнения. В самой традиционной технике, в наложении санкиря, охрения, вплоть до покрытия готовой иконы олифой существует обоснованная последовательность, ведущая к полной завершенности. В иконописном образе святости не может быть никакой неопределенности или недоговоренности.»

— Н.Н. Третьяков.
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Публикации  >  Текущая запись

Икона Рождества Христова

07.01.2015

Всеми любимый праздник Рождества Христова одним только своим названием уносит нас в счастливые годы детства, когда, в предвкушении Торжества, мы ждали, что все наши самые заветные мечты сбудутся, а ночью обязательно произойдет какое-нибудь чудо.

Большинство сказок, историй и легенд связано с этим чудесным временем, но не стоит забывать, что за всей этой мишурой и антуражем – стоит  самое главное событие – Рождение Спасителя Господа Нашего Иисуса Христа.

На иконе праздника  молящийся может увидеть практически весь сюжет Евангельского события. В центре иконы всегда располагается черная пещера и ясли с Новорожденным перепеленатым Богомладенцем. Рядом с Ним иногда восседает, иногда полулежит Богородица. Зачастую Ее взгляд, несмотря на всю торжественность Праздника, исполнен глубокой печали, и даже направлен в противоположную сторону от яслей, что указывает на осознание жертвенной судьбы Ее Божественного Сына. Это положение Богоматери указывает также на то, что Рожденный Богомладенец принадлежит уже не Ей, а всему миру. Также этот поворот символизирует обращение Богородицы к миру, для которого отныне Она должна стать заступницей и утешительницей. 

В ясли из пещерки заглядывают вол и осел или корова и лошадь. Они не упоминаются в Евангелии, но традиция связывет их изображение с прочтением этого сюжета как исполнения пророчества Исайи: “Вол знает владетеля своего, и осел ясли господина своего; а Израиль не знает Меня, народ Мой не разумеет” (Ис. 1:3). Толкователи этого сюжета сходятся на том, что вол — это символ рожденных в законе, Израиля, а осел — символ язычников. И между ними изображается божественный Младенец, освобождающий их из-под ярма: одних — из-под ярма закона, других — поклонения идолам. На русской почве из-за утери понимания первоначального смысла этого изображения вол и осел часто заменяются на обычных в сельском обиходе корову и лошадь.

Вверху видна звезда. Та самая звезда, что указала путь волхвам и привела пастухов к Спасителю. И тем, и другим нашлось место на иконе. Слева можно увидеть волхвов, узревших Вифлеемскую звезду и спешащих поприветствовать Спасителя. Иногда они восседают на конях, а иногда уже держат в руках подарки Новорожденному: золото как Царю, ладан как Первосвященнику и смирну – как Человеку, надлежащему умереть.

Пастухи, первыми из всех людей узнавшие о Рождестве Спасителя, изображаются слушающими Ангела, который с небес говорит им  о Великом событии. 

Изображение омовения Младенца внизу иконы вновь акцентирует истинность пришествия Бога во плоти, свидетельствует о действительном Боговоплощении, также в купании Младенца можно видеть прообраз Крещения Господня. Совершают омовение две женщины.

И последняя фигура — изображение сидящего в задумчивости Иосифа. Такая поза связана с его сомнениями после Благовещения. Сомнения Иосифа в иконографии Рождества материализуются в фигуру старца в козлиных шкурах, стоящего над ним. Эта фигура вызывала и вызывает у исследователей множество споров. Одним этот странный старец кажется просто пастухом, пришедшим побеседовать с Иосифом о тайнах Домостроительства Божия; другим — Иаковом, апокрифическим сыном Иосифа, якобы сопровождавшим отца в Вифлеем и также бывшего свидетелем Рождества Спасителя; третьим — воплощением сомнений Иосифа в образе диавола (который иногда представляется с рожками или хвостиком). Последнее толкование является наиболее распространенным. В таком случае кривая клюка старца символизирует ложь, на которую он опирался в беседе с Иосифом. В их этом диалоге, по мнению исследователей, показано столкновение двух миров: рационалистического, не желающего верить в чудо, а значит и в любые формы жизни духовной, и мира Духа, в котором человек неподвластен земным законам.

Вот какова иконография этого светлого зимнего Праздника. Поспешим же и мы в храм в эту чудесную ночь вместе с пастухами и волхвами поклонимся Новорожденному Спасителю.

Статью подготовила Анна Андреевская

  • Опубликовано: 5 лет тому назад 07.01.2015
  • Рубрика: Публикации