«Приступающим к изучению техники иконописного дела прежде знакомства с рисунком, материалами и способами их применения необходимо понять священный характер этого искусства, его высочайшее назначение и теснейшую связь с жизнью Церкви. Иконопись — это не просто искусство, это искусство церковное.
Икона — это книга о вере. Языком линий и красок она рассказывает догматическое, нравственное и литургическое учение Церкви. И чем чище и выше жизнь христианина, тем доступнее его душе язык иконы.»

— Монахиня Иулиания (Соколова)
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Публикации  >  Текущая запись

Святой равноапостольный Николай Японский. Житие и иконография.

16.02.2015

 «В начале надо завоевать любовь, а затем нести слово».

Св. равноапостольный Николай Японский

16 февраля Церковь чтит память святого равноапостольного Николая (Касаткина), архиепископа Японского. Нашей Академии особенно дорог этот день, так как именно из ее стен вышел будущий просветитель Японии.

Касаткин Иван Дмитриевич, равноапостольный Николай Японский, родился 1 августа 1836 года в селе Берёза Бельского уезда Смоленской губернии в семье Дмитрия Ивановича, диакона сельского Вознесенского храма. Несмотря на крайнюю бедность, мальчика отдали учиться сначала в Бельское духовное училище, а затем в Смоленскую семинарию. В 1856 году он блестяще окончил курс семинарии и как первый ученик был на казенный счет отправлен в Санкт-Петербургскую Духовную Академию, где учился с 1857 до 1860 года.

Молодой человек выказывал выдающиеся способности; предполагалось, что он останется при академии для подготовки к профессорской деятельности, однако решение отправиться в Японию совершенно изменило его судьбу.

Оно было принято совершенно неожиданно, по свидетельству самого святителя Николая.

«Проходя как-то по академическим комнатам, я совершенно машинально остановил свой взор на лежавшем листе белой бумаги, где прочитал такие строки: «Не пожелает ли кто отправиться в Японию на должность настоятеля посольской церкви в Хакодате и приступить к проповеди Православия в указанной стране». А что, не поехать ли мне, — решил я, — и в этот же день за всенощной я уже принадлежал Японии». В самый непродолжительный срок судьба Ивана Дмитриевича Касаткина была решена.

21 июня (ст.стиль) 1860 года юношу постригли в монашество с именем Николай – в честь святителя и великого чудотворца Николая. 29 июня, в день святых первоверховных апостолов Петра и Павла, он был рукоположен в иеродиакона, а на следующий день, когда праздновался Собор Двенадцати Апостолов (престольный праздник академического храма), — в иеромонаха.  Отправившись в далекий путь с собою он взял Смоленскую икону Божией Матери, которую хранил всю жизнь.

Зиму 1860-1861года он провел в Николаевске-на -Амуре, где встретился со святителем Иннокентием (Вениаминоым), просветителем Сибири и Аляски, который благословил его и посоветовал вплотную заняться изучением японского языка. Видя бедную рясу иеромонаха, святитель купил хороший бархат и сам выкроил рясу отцу Николаю, а также возложил на него свой наградной наперсный крест

14 июня (2 июня ст. ст.) 1861 года иеромонах Николай на военном транспорте «Амур» прибыл в японский порт Хакодате.  «Когда я ехал туда, – вспоминал архиепископ, – я много мечтал о своей Японии. Она рисовалась в моем воображении как невеста, поджидавшая моего прихода с букетом веры в руках – с крестом. Вот, пронесется в ее тьме весть о Христе, и все обновится. Приехал, смотрю – моя невеста спит самым прозаическим сном и даже совершенно не думает обо мне… Тогда я был молод и не лишен воображения, которое рисовало мне толпы отовсюду стекающихся слушателей, а затем последователей Слова Божия, раз это слово раздается в этой стране».

Таковы были мечты юного миссионера, но действительность оказалась не отвечающей им даже и в малой мере Трудно было молодому миссионеру бороться с язычеством и отношением японцев к чужеземным христианам:  «Каково же было мое разочарование, когда я, по прибытии в Японию, встретил совершенно противоположное тому, о чем мечтал! Тогдашние японцы смотрели на иностранцев, как на зверей, а на христианство, как на злодейскую секту, к которой могут принадлежать лишь отъявленные злодеи и чародеи».  Проповедь христианства была в Японии запрещена под страхом смертной казни. Это было первое препятствие к миссионерской деятельности. Второе и чрезвычайно важное обстоятельство, неблагоприятное для проповеди Православия, было враждебное отношение японцев к иноземцам и ко всему от них исходящему. Слишком долго Япония пребывала в положении запретной страны для иностранцев и слишком плохую память о себе оставили европейцы. Третье обстоятельство, усложнявшее не только проповедь, но и непосредственные сношения с японцами, было незнакомство отца Николая с их языком, весьма трудным для изучения.

Молодой проповедник (тогда ему было 25 лет) взялся за усердное изучение японских языка, истории, культуры и религий – буддизма, синтоизма и конфуцианства, добившись через восемь лет замечательных успехов.

«Я старался сначала со всей тщательностью изучить японскую историю, религию и дух японского народа, чтобы узнать, в какой мере осуществимы там надежды на просвещение страны евангельской проповедью, и чем больше я знакомился со страной, тем более убеждался, что очень близко время, когда слово Евангелия громко раздастся там и быстро пронесется из конца в конец империи.»

Отец Николай еще до отмены закона о запрете христианства начал вести миссионерскую деятельность. Первым его учеником и последователем стал бывший самурай, священник одного из синтоистских храмов в Хакодате Савабе Такума — на 8-м году пребывания св. Николая в Японии. Видя в христианстве еретическое учение, оскверняющее «землю богов» — Японию, Савабе проник к старавшемуся распространить это учение о. Николаю, чтобы его обезглавить. Однако, услышав от о. Николая объяснение христианского учения, он тотчас понял свою неправоту и принял крещение, получив христианское имя Павел. Через несколько лет ему, первому из японцев, предстояло принять сан священника.

Ради возжжения сердец языческих искрой православной веры Николай подвизался на миссионерском поприще усердно и благоговейно, с незлобием претерпевая многоразличные искушения, беды, лишения, скорби и напасти, со смирением уповая на милость Божию.

«Один Господь знает, сколько мне пришлось пережить мучений в эти первые годы. Все три врага: мир, плоть и диавол — со всей силою восстали на меня и по пятам следовали за мной, чтобы повергнуть меня в первом же темном, узком месте, и искушения эти были самые законные по виду: «Разве я, как всякий человек, создан не для семейной жизни? Разве не можешь в мире блистательно служить Богу и ближним? Разве, наконец, не нужны ныне люди для России более, чем для Японии? » И т. д. Тысячи наговоров выливают тебе в уши, и это каждый день и час, и наяву и во сне, и дома в келье, и на молитве в церкви. Много нужно силы душевной, великое углубление религиозного чувства, чтобы побороть все это.»

Из новообращенных в Православие японцев, главными помощниками русского богопроповедника были Павел Савабе, Иоанн Сакай и их друг Иаков Урано. Число принимающих учение Христово и святое крещение постепенно росло и увеличивалось.

 «Признаки того, что угодно Богу просвещение Японии светом Евангелия, – писал святитель, – выясняются все более… С каждым днем число обращенных растет». К концу 60-х годов XIX века отец Николай обратил в Православие 12 японцев и до 25 огласил, – это при запрещении японцами под страхом смерти принимать христианство и при чрезвычайно строгом отношении отца Николая к допущению крещения оглашенных. Так в 1868 г. зародилась Японская Православная Церковь.Видя, что дело началось, и веруя, что оно не остановится, пока не покроет всей Японии, отец Николай отправился в Россию хлопотать об открытии Японской духовной миссии. В 1870 г. Святейший Правительствующий Синод открыл Русскую Православную Миссию в Японии, назначив ее начальником отца Николая с возведением его в сан архимандрита.

В 1873 году японское правительство отменило все законы против христиан. К этому моменту у отца Николая была уже большая община православных японцев.  Воспользовавшись свободой проповеди, он открывал новые храмы, духовное училище, семинарию. Активно переводил на японский язык Священное Писание и богослужебные книги. Тысячи японцев обращались в православие. Многие из первых учеников святого сами стали священниками. Верующих стало так много, что для Японии нужен был собственный епископ. Благоуспешное распространение веры побудило архимандрита Николая подать прошение Святейшему Правительствующему Синоду об учреждении архиерейской кафедры в Японии. 17 марта 1880 г. Святейший Правительствующий Синод принял решение о хиротонии архимандрита Николая во епископа Ревельского, викария Рижской епархии с назначением в страну «восходящего солнца». 30 марта того же года в Александро-Невской Лавре хиротонию «избранного и нареченного» архимандрита Николая совершили митрополиты трех столичных кафедр: Санкт-Петербургский Исидор, Киевский Филарет, Московский Макарий и другие иерархи Русской Церкви.

Вернувшись в Японию, епископ Николай приступил к строительству токийского Воскресенского кафедрального собора. Собор был воздвигнут на добровольные пожертвования русских и японцев.  Торжественное освящение собора состоялось  1 февраля 1891 г. Хор пел по-японски.

При Миссии издавались богослужебные книги на японском языке и журналы духовно-нравственного содержания. Громаден труд архиепископа по переводу богослужебных книг, которым он занимался с момента прибытия в Японию  и до самого смертного одра. Перед самой своей смертью владыка закончил перевод коленопреклонных молитв, читаемых на Великой вечерне в день Пятидесятницы. Перевод Библии осуществлялся со славянского текста, как наиболее точного, причем Владыка сверял его с греческим, латинским и английским текстами. Владыка Николай составил русско-японский словарь и словарь духовных терминов, которых не было прежде в японском языке. Так, понятие о Боге было объяснено как понятие о Существе не только абсолютном, но и личном; дано православное понимание свободной воли и т.д.

Во время русско- японской войны1904-1905 г. святитель Николай  остался со своей паствой в Японии, однако в общественных богослужениях участия не принимал, так как согласно чинопоследованию богослужений (и благословению самого свт. Николая Японского), японские христиане молились о победе своей страны: «Сегодня по обычаю я служу в соборе, но отныне впредь я уже не буду принимать участия в общественных Богослужениях нашей церкви… Доселе я молился за процветание и мир Японской империи. Ныне же, раз война объявлена между Японией и моей родиной, я, как русский подданный, не могу молиться за победу Японии над моим собственным отечеством. Я также имею обязательства к своей родине и именно поэтому буду счастлив видеть, что вы исполняете долг в отношении к своей стране.»

Когда в Японию стали прибывать русские пленные (общее их число достигало 73 тысяч), епископ Николай с согласия японского правительства образовал Общество духовного утешения военнопленных. Для окормления пленных им были отобраны пять священников, владевших русским языком. Пленные снабжались иконами и книгами. Сам владыка неоднократно обращался к ним письменно (самого владыку Николая к пленным не пускали).

Деятельность епископа Николая во время войны была высоко оценена и в Японии и в России. В Японии он стал известен всей стране и был почитаем многими как святой. Архиепископа Николая почитали не только христиане, но и язычники. После императора не было в Японии человека, который пользовался бы таким уважением, такой известностью, как он, глава Русской Духовной Миссии.

Один из современников Владыки писал в 1912 г.: «Нам неоднократно приходилось быть свидетелем, как язычники, совершенно незнакомые Владыке, с шумным восторгом приветствовали его на улице и их мощное «банзай Никорай» частенько раздавалось в японских кварталах. А дети, милые японские дети, постоянно окружали его кольцом и, как бабочки на огонь, вихрем неслись навстречу суровому на вид, но с добрым, ласковым сердцем Святителю…Должно заметить, что беспрерывный, тяжелый апостольский подвиг, праведная жизнь, особая прозорливость, чему мы сами были неоднократно свидетелем, давно уже между верующими православной Японии составили убеждение, что святитель Николай особенно близок и угоден Господу, что Он его прославил небесною славою. Даже язычники, и те помещали в газетах его портреты с сиянием и нимбом и часто называли его «Сей да кео», то есть «святой архиепископ»

24 марта 1906 года он был возведен в сан архиепископа Токийского и всея Японии. В этом же году была основана Киотоская кафедра. В 1908 году на Киотоскую кафедру прибыл епископ Сергий (Тихомиров) . Он быстро овладел японским языком и занялся активной миссионерской деятельностью.

В 1911 году исполнилось полвека с того момента, как молодой иеромонах Николай впервые ступил на японскую землю. К тому времени в 266 общинах Японской Православной Церкви насчитывалось 33017 христиан, 1 архиепископ, 1 епископ, 35 священников, 6 диаконов, 14 учителей пения, 116 проповедников-катехизаторов.

Незадолго до кончины владыка говорил еп. Сергию: «…Роль наша не выше сохи. Вот крестьянин попахал, соха износилась. Он ее и бросил. Износился и я. И меня бросят. Новая соха начнет пахать. Так смотрите же, пашите! Честно пашите! Неустанно пашите! Пусть Божье дело растет! А все-таки приятно, что именно тобой Бог пахал. Значит — и ты не заржавел. Значит, за работой на Божьей ниве и твоя душа несколько очистилась, и за сие будем всегда Бога благодарить».

Архиепископ Николай скончался 3 февраля 1912 года.  Епископ Сергий пишет: «Не стонет уже владыка. Не делает ему впрыскиваний сестра. Лишь тихое чтение Слова Христова, на служение которому владыка отдал всю свою святую жизнь, нарушает таинство смерти, столь очевидное у постели еще так недавно, всего вчера, оживленно беседовавшего и составлявшего план на 10-летнюю работу. <…>

Несколько христиан-японцев непрерывно читали Евангелие у тела архиепископа Николая, в соборе одна за другой служились панихиды. Только через шесть дней – 9/22 февраля – было совершено погребение. Похороны совершались при громадном стечении народа, как христиан, так и прочих японцев и иностранцев. Даже японский император Мэйдзи прислал венок на похороны святителя и лично дал разрешение на захоронение его останков в пределах города., впервые оказав такую почесть иностранному миссионеру.  Святой Николай оставил после себя собор, 8 храмов, 175 церквей, 276 приходов, одного епископа, 34 иереев, 8 диаконов, 115 проповедников и 34110 человек православных верующих в Японии, заложив прочную основу Японской православной церкви.

10 апреля 1970 г. Русская Православная Церковь причислила архиепископа Николая к лику святых. При канонизации за свою миссионерскую деятельность в Японии он получил наименование равноапостольного — один из величайших духовных титулов. «Самые эти факты, — пишет митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Антоний (Мельников), — имеют глубокое значение: казалось бы, во второй половине XX века умаляется вера, но ясным светом загорается новая звезда на церковном небосклоне, свидетельствуя о непрерывном возрастании Церкви как Царствия Божия. Самое же наименование «равноапостольный» говорит о непрекращающейся связи современной Церкви с первохристианской апостольской»

В Японии святой уже давно был чтим как великий праведник и молитвенник пред Господом. Почитание святителя началось еще при его жизни и проявилось во время беспрецедентных похорон. Щепки от его гроба сохранялись людьми как святыня. Не только православные чтили память великого пастыря, но и вся Япония знала и почитала святителя. Даже через 58 лет после его кончины когда во время канонизации верующие хотели перенести его святые мощи в собор, им этого не разрешили, сказав, что святой Николай принадлежит всему японскому народу, независимо от вероисповедания, и останки его должны остаться на народном кладбище.

В течение всей жизни перед равноапостольным владыкой вставали препятствия к распространению света православной веры. Нужно помнить, что он прибыл на проповедь в страну, где в течение многих веков торжествовало язычество. Здесь не любили прибывавших на проповедь вестников христианства, потому что двумя веками ранее католические миссионеры своими постыдными деяниями бросили  трудно смываемую тень на все виды христианства в глазах японцев. Когда иеромонах Николай только прибыл в Японию, в памяти всех её жителей ещё отчетливо сохранялись воспоминания о том, что за принадлежность к христианству положена смертная казнь, в том числе – распятие на кресте. Но даже в таких, со всех сторон неблагоприятных условиях, святитель Николай смог найти в сердце простого японца, зараженного язычеством разных толков, уголок для любви к истинному Богу и именно сюда он посеял первые семена веры во Христа Спасителя. Эти семена через некоторое время дали обильные всходы. Но их всё ещё нужно было всячески поддерживать, язычество не прекращало угрожающе нависать над православными христианами, и владыка своим собственным примером, своими непомерными трудами, которые в конце жизни окончательно подорвали его здоровье, сумел провести через все испытания вверенную ему паству, из которой выросла Японская Православная Церковь.

Странника и пришельца прият тя страна Японская, равноапостольне святителю Николае, в ней же исперва познал еси себе яко чуждаго, обаче теплоту и свет Христов источая, прелагал еси враги твоя в сыны духовныя, имже раздая благодать Божию, созидал еси Церковь Христову, о ней же ныне молися, и тебе бо сынове ея и дщери взывают: радуйся пастырю добрый наш.

Кондак св. равноапостольному Николаю Японскому, глас 4.

Особое почитание свт. Николая выразилось и в написании его святых икон. Со времени канонизации святого равноапостольного Николая появилось множество его иконографических изображений. Стоит отметить, что процесс написания икон новопрославленных святых требуют от иконописца особого мастерства. Важно не сделать икону портретным изображением, но при этом и не упустить черт святого, которые делают его узнаваемым. Нужно передать образ святого иконописными средствами.

Рассмотрим сложившуюся за это время иконографию свт. Николая.

Первый образ святителя- миссионера, написанный монахиней Иулианией (Соколовой) сразу же после прославления святого в 1970 г. Известный иконописец, монахиня Иулиания сохранила и передала традиции древнерусской иконописи в один из самых тяжелых периодов в истории Русской Церкви. В это же время ею создаются первые иконографические  изображения многих святых.

Именно этот образ стал основой для становления иконографии святого. На протяжении уже многих лет святителя Николая изображают именно так – в архиепископском облачении- в клобуке с крестом, мантии, поверх панагия. Правая рука в благословляющем жесте, на левой руке, покрытой платом, свт. держит Евангелие – обязательный элемент иконографии равноапостольных святых. Евангелие здесь символизирует Слово Божие, которое было проповедано Японскому народу равноапостольным святителем. При этом мы видим, что св. Николай  не прямо держат Евангелие в своих руках, но на плате – знак особого благоговения перед святыней.

Один из современных списков первой иконы.

На данных современных иконах мы видим повторение иконографии, созданной монахиней Иулианией —  святитель Николай также изображается в архиепископском облачении и с Евангелием в руках.

 

Здесь мы видим уже другой вариант иконографии. Св. Николай изображается в богослужебном архиерейском облачении – саккосе, омофоре, митре. Также благословляющая десница, но Писание уже изображено раскрытым на словах «И будете Ми свидетели во Иерусалиме же и всей Иудеи и даже до последни земли» (Деян 1:8), что отражает подвиг святителя и следование его словам Господа.

На данной иконе св. Николай изображается традиционно для святителя – в богослужебном облачении, с закрытым Евангелием в руках, лежащим на омофоре.

Вариант иконографии, когда святой изображается на фоне тех мест, в которых он нес свой подвиг. Здесь святитель Николай изображен на фоне японских островов, на них и на водах изображается японский народ. Вверху по сторонам мы видим медальоны с изображением двух святых .Справа — святитель Николай чудотворец – небесный покровитель равноапостольного Николая, данный ему при постриге.

Вариант изображения святителя в соборе святых.

 

Святителя Николая нередко изображают в соборах святых. Так, например, он изображается в соборе Смоленских святых, Эстонских святых, Всех святых в земле Российской просиявших, а также в соборе святых Санкт-Петербургской академии. Святой изображается в богослужебном архиерейском облачении, в руках – Евангелие – неотъемлемый символ проповеди святителя.

Список используемой литературы:

  1. Святитель Николай Японский. Краткое жизнеописание, дневники 1870- 1911 гг. СПб.: Библиополис, 2007
  2. Открытая православная энциклопедия Древо. http://drevo-info.ru
  3. http://www.pravoslavie.ru
  4. Протоиерей Серафим Ган. Святитель Николай Японский: Сначала любовь — http://www.pravmir.ru
  5. Архимандрит Георгий (Тертышников) Не было столь уважаемого в Японии человека, кроме императора  http://www.pravmir.ru
  6. http://forum.pravostok.ru
  7. http://www.icon-art.info

Вероника Афанасьева. 

 

  • Опубликовано: 5 лет тому назад 16.02.2015
  • Рубрика: Публикации