«Церковь проповедует одновременно и словом, и образом, поэтому икону и называют учителем. Князь Трубецкой дал прекрасное определение русской иконе — «умо-зрение в красках». Икона — это воплощенная молитва, поэтому вне Церкви в подлинном смысле существовать не может. Как одна из форм проповеди Евангелия, как свидетельство Церкви о Боговоплощении, она составная часть богослужения — как и церковное пение, архитектура, обряд»

— Архимандрит Зинон
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Публикации  >  Текущая запись

Рождество Пресвятой Богородицы. Иконография.

21.09.2015

В Священном Писании, в его канонических книгах, нет никакой информации о Рождестве Богородицы, о Её родителях. Об обстоятельствах Её рождения известно из текста, принадлежащего Священному Преданию, — апокрифического Протоевангелия Иакова (II-III вв.) и Евангелия Псевдо-Матфея (IX в.).
Предание повествует, что Пресвятая Богородица родилась от благочестивых родителей, праведных Иоакима и Анны, живших в Назарете Галилейском. Иоаким происходил из царского рода Давидова, а Анна была дочерью Матфана, священника из племени Ааронова. Оба супруга были праведны пред Господом, соблюдали Его заповеди и отличались смирением и милосердием. Единственным горем в жизни праведной четы являлось неплодство Анны. По понятиям того времени бесчадие считалось бесславием, что было особенно прискорбно для потомков Давида, через которых в мир должен был войти обетованный Мессия.
Несмотря на преклонные года Иоаким и Анна не переставали просить Господа о даровании им дитя, и дали обет, если у них родится младенец, посвятить его на служение Богу. За терпение, несокрушимую веру, любовь к Богу и друг к другу Господь даровал им великую радость. В еврейский праздник дня обновления храма праведный Иоаким принес жертву в дар Богу, но первосвященник не принял ее, укорив праведника бесчадием «ради тайных грехов». В большом горе святые Иоаким и Анна встали на усердную молитву, прося у Бога отъять от них поношение дарованием чада. Во время молитвы произошло чудесное явление (Иоакиму в пустыне, а Анне в саду) Архангела Гавриила, принесшего радостную весть о рождении у них Дочери Марии, через Которую будет даровано спасение всему миру.
Анна встречает Иоакима у Золотых ворот, и спустя некоторое время у них родилась дочь. Композиция иконы Рождества Богородицы иллюстрирует слова Протоевангелия Иакова «После явления ангелов настал день родить и роди Анна и рече бабы что родих, она же рече: женеск пол и даст сосец отроковици и нарече имя ей Мария». В переводе с еврейского Мария — «госпожа и надежда».
Престарелые родители дали обет посвятить ребенка Богу и отдать его в храм для служения до совершеннолетия. Поскольку девочка была посвящена Богу, Анна оберегала Её от всякой скверны и нечистоты с младенчества. Когда Марии исполнилось шесть месяцев, Анна поставила Её на землю, и дитя сделало несколько шагов. После этого Анна взяла её на руки и дала обещание, что Младенец не будет ходить по земле до поры, пока Она не будет введена во храм. Так, по преданию, ноги Девы Марии не касались земли до трехлетнего возраста, пока её не привели в иерусалимский храм. Рождество Богородицы празднуется Церковью, как один из двунадесятых праздников, (8 / 21 сентября).
Установление праздника
Существует мнение, согласно которому установление праздника относят к началу IV века, когда согласно некоторому преданию святая Елена построила в Иерусалиме храм в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Праздник Рождества Богородицы также упоминается в 418 правиле Номоканона, заимствованном у отцов Неокесарийского собора 315 года. Указание на его служение присутствует также в «Беседах» святых отцов IV-V вв.: свт. Иоанна Златоуста, свт. Прокла, архиепископа Константинопольского, Кирилла Александрийского и др. Официальное введение праздника Рождества Пресвятой Богородицы относится ко времени правления византийского императора Маврикия (ок. 539-602 гг.).
Таким образом, следует считать, что празднование Рождества Богородицы получило свое начало не позже V в., а к VII в. этот праздник стал уже всеобщим и торжественным.
В настоящую православную церковную службу праздника входят многие творения древних песнописцев: свт. Андрея Критского, прп. Иоанна Дамаскина, патриарха Германа Константинопольского, епископа Анатолия Солунского, Стефана и Сергия Святоградцев. Сам тропарь Рождеству Пресвятой Богородицы является наиболее древним, принадлежащим V-VII вв.
Рождество Пресвятой Владычицы Богородицы и Приснодевы Марии празднуется Церковью как «день всемирной радости» (св. Иоанн Дамаскин). На Земле родилась единственная, предуставленная от века Божественным Промыслом Дева, Которая стала достойной сделаться Матерью Господа Иисуса Христа и орудием спасения мира от тяготевшего на нем проклятия и смерти. Настоящий праздник, по св. Андрею Критскому, есть «начало праздников и служит дверью к благодати и истине», приближая на земле Царство Божие.
Пресвятая Богородица, являясь Матерью Бога Слова, по обетованию Спасителя, данному Им в крестных муках апостолу Иоанну Богослову, является и Матерью для всего рода человеческого, милосердной Заступницей всех прибегающих к Ней с верой и сыновним дерзновением.
Гимнография и догматическое значение праздника.
Из церковной гимнографии следует, что причина почитания Пресвятой Девы в событии Рождества Богородицы заключается в том, что Она не только принесла человечеству избавление от вечной смерти и возможность обожения уже самим фактом Своего предопределенного рождения, но и как посредница боговоплощения участвует в восстановлении человеческого рода из состояния падения Своим молитвенным заступничеством.
Тропарь отображает значение, которое имеет для всего мира Рождество Богоматери, как радости для всей вселенной. Так как именно благодаря Её рождению над миром смогло воссиять новое Солнце – Христос, Который уничижил Своим искупительным подвигом проклятие за грех и смерть и вместо них даровал людям благословение и вечную жизнь, поэтому Спаситель назван Солнцем Правды.
О догматическом значении праздника и его влиянии на человечество св. Андрей Критский говорит так: «Настоящий праздник есть для нас начало праздников. Он служит дверью к благодати и истине. Ныне Создателю всего устроился одушевленный храм и тварь (в лице Девы Марии), уготовляется в новое жилище Творцу», «Рождается убо (Дева), и мир с ней обновляется». Следует заметить, что иконой Рождества Богородицы начинается праздничный ряд высокого иконостаса, который и раскрывает историю спасения человечества. Рождество Богородицы святые отцы называют «начатком нашего спасения», оно является «приготовлением» к Боговоплощению, началом новой евангельской истории, истории человеческого спасения.
Ожидание спасения и грядущего воссоединения праведных с Богом – одна из главных тем святоотеческих поучений на этот праздник и праздничного богослужения («днесь всемирныя радости предвозвещение, днесь возвеяша ветри, спасения провозвестницы» — стихира не вечерне; «начало нашего спасения днесь бысть» — стихира на литии, глас 1 и др.)
Иконография.
Сцена Рождества Богородицы входит в состав росписей Богородичного цикла, известна во многих отдельных иконах и клеймах житийных икон Богоматери. Иконография праздника основана на двух источниках: египетском Протоевангелии Иакова и латинском Евангелии Псевдо-Матфея, отражающих устное предание, а также на ранее разработанной иконографии Рождества Господня с сохранением характерных деталей.
Древнейшие изображения Рождества Богородицы до наших дней не сохранились по причине достаточно длительного иконоборческого периода. Но доказательством того, что они существовали служит пластина из слоновой кости из собрания Эрмитажа, датируемая VI-VII вв. На ней представлено явление ангела праведной Анне, сидящей в саду. Эта пластина, очевидно, являлась частью многосоставного складня, где могла присутствовать и сцена Рождества Богородицы.
К концу IX века относится несколько сохранившихся до наших дней древнейших протоевангельских циклов в монументальной живописи. Один из них находится в Риме в церкви Санта Мария ин Граделис и датируется периодом между 872 и 882 гг. Другой находится в часовне правденых Иоакима и Анны в Кызыл-Чукуре в Каппадокии. Здесь сцена Рождества Богородицы решена лаконично: Анна покоится на ложе, а служанка держит перед ней дитя. Таким образом, повитуха показывает матери новорожденную, и в этом проявляется полное следование тексту Протоевангелия, где Анна спросила «ходившую за ней женщину: «Кого я родила?» и та ответила: «Дочь»».
Ложе праведной Анны является композиционным центром всех образов Рождества Богородицы подобно тому, как в богослужебных текстах возвеличивается сама Анна, которая была бесплодна, и наконец, родила младенца. Кроме того, мы видим, что композиция Рождества Богородицы повторяет композицию Рождества Христова, центром которой является лежащая на ложе фигура Богородицы. Этим подтверждается то, что Рождество Пресвятой Богородицы явилось последним, завершающим действом человеческого рода к принятию Божества. Образ самой Приснодевы не занимает центрального места в композиции, что свидетельствует о высоте Её будущего смирения. Вот как пишет об этом инок Григорий (Круг): «На иконе праздника «Рождество Матери Божьей» Она (Богородица) изображается обычно не посредине, не занимает какого-либо центрального места, но изображается или спеленутой на руках повивальной бабки, или стоящей в купели, наполненной водой, и ожидающей омовения. Но изображение Матери Божьей на иконе этого праздника по существу является самым важным, самым значительным изображением иконы. Быть может, в этой скромности изображения Божьей Матери выразилось то, что было в Ней неизменно – полнота смирения».
Классическая византийская иконография праздника Рождества Богородицы складывается в XI веке, как мы её видим, например, на мозаике в Дафни или в росписях Софии Киевской, где в нижней части композиции Рождества Богородицы помещается сцена купания младенца, унаследованная византийским искусством от античности и часто воспроизводимая в иконах «Рождество Богородицы», имеет близкую аналогию в композициях «Рождество Христово». В последних она трактуется как прообраз крещения Христа и всего человечества, обновление и очищение человеческого рода. Та же трактовка возможна и в данном случае. Подтверждением этому служат тексты молитв, посвященных празднику Рождества Богородицы, в которых варьируется мысль о явлении в мир Богородицы — матери Спасителя мира, о будущем очищении человечества. Омовение младенца Марии также является символом чистоты и непорочности Девы Марии. В XI веке Богородица изображается внутри купели, без пелен и одежды. Её обнаженные плечики виднеются в воде. (Храм Успения в Дафни, Греция, вторая половина XI века и Атени Сиони в Грузии, конец XI века). В сцене омовения обычно представлено только одна или две служанки – юные девы, ведь по протоевангельскому рассказу, «чистых дев» приглашает Анна ухаживать за своей дочерью.

Рождество Богоматери. Мозаика в Дафни (Греция). Вторая половина XI в.

Рождество Богоматери. Роспись южного алтаря собора Святой Софии в Киеве. XI в.

Рождество Богоматери. Атени Сиони. Грузия. Конец XI в.

Также в XI веке в композиции появляются девушки с сосудами в руках, подходящие к ложу Анны. Количество девушек увеличивается от трех в XI-XIII веке до пяти-шести в более позднее время. Подобные процессии стали частью иконографии Рождества Богородицы вслед за реально существовавшей традицией поздравления византийских цариц с рождением ребенка знатными женщинами-патрицианками, что подробно описано в книге «Церемоний Византийского двора» императора Константина Багрянородного (сер. X века). Однако в иконографии праздника отразились не только исторические реалии: чаши в руках идущих к Анне девушек – это символы Матери Божьей, которая в песнопениях и сочинениях отцов церкви называлась «сосудом девства», «вместилищем невместимого Бога». Тем самым указывалось на грядущее воплощение Сына Божия. В мозаике монастыря Хора, среди четырех служанок с подношениями, одна изображена с большим сосудом в руках, напоминающем по форме ветхозаветную стамну, в которой хранилась божественная пища, манна, ниспосланная народу с неба для пропитания в пустыне. Кувшин-стамна является одним из прообразов Богородицы как об этом говориться в восхваляющих Её молитвах «Радуйся, стамно, манну носящая, услаждающая всех благочестивых».

Рождество Богоматери. Мозаика главного храма монастыря Хора (Кахрие-Джами). 1314 г.

Часто одна из девушек в процессии держит в руке опахало. В русских иконах, как, например, на иконе-таблетке из Новгородского Софийского собора, с подобными опахалами иногда изображаются две девы: одна – в центре процессии подходящих к Анне с дарами, а другая – внизу, у кроватки Марии. За свой яркий, закручивающийся узор, возможно, являвшийся символом солнца, эти опахала на длинных тонких шестах получили название солнечников.

Двусторонняя икона. Конец XV – начало XVI вв. Из святцев собора Св. Софии в Новгороде. Новгородский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник.

Из византийский иконографии Рождества Богородицы в русскую довольно рано попадает образ стоящей на первом плане служанки, на которую, положив руку на её плечо, опирается Анна, как на иконе из праздничного ряда Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. В некоторых случаях она изображается не перед ложем, а за ним. Служанка в этом случае, как будто поправляет лежащие на ложе покров и подушку. Такая деталь присутствует на некоторых иконах XVI века (например, икона из собрания ГРМ), а также на фреске Дионисия в соборе Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря.

Рождество Богородицы. Церковь св. Пантелеимона, Нерези, Македония. 1164 г.

Рождество Богоматери. Около 1497 г. Икона из праздничного ряда иконостаса Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря.

Рождество Богоматери. Начало XVI в. Тверь. ГРМ.

В росписи Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря (конец 1130-х – начало 1140-х гг.) в композиции Рождества Богородицы представлена сцена, где одна из девушек укладывает спеленатую Марию в колыбель. Под головой у малышки лежит небольшая подушечка. Эта деталь отсылает нас к образам Успения Богоматери, где та представлена покоящейся на ложе, на подушке, в окружении оплакивающих Её смерть учеников Христа.

Рождество Богоматери. Роспись Спасо-Преображенского собора Мирожского монастыря. Псков. Конец 1130-х – начало 1140-х гг.

В дальнейшем, на иконах часто изображается сцена у колыбели с Новорожденной. Мария изображена лежащей в люльке, её качают и над ней веют опахалом девы. Колыбель с младенцем Марией, часто изображенной в белоснежных пеленах, напоминает каменные ясли Христа в сцене Рождества Христова и воспринимается как прообраз этого грядущего события. Подтверждением этому служат тексты служб, посвященных празднику Рождества Богородицы. «Радуйся, Иоаким, Сын будет рожден Дочерью!» — пишет Иоанн Дамаскин.
С конца XIII века композиция Рождества Богородицы включает в себя фигуру Иоакима. Иоаким может изображаться в ожидании в стороне от Анны, беседующим с ней или молящимся. Одно из ранних изображений Иоакима у ложа Анны присутствует при росписи македонской церкви Богородицы в Сушице под Скопье (1280-е гг.). Исследователями высказывалось мнение о том, что Иоаким появляется в иконографии Богородицы под влиянием композиции Рождества Христова, где изображается сидящий возле пещеры Иосиф Обручник.
В палеологовскую эпоху широкое распространение получает мотив велума — красной ткани, перекинутой с одной архитектурной формы на другую, как на композиции из монастыря Хора. Эта перевязь с одной стороны указывает на то, что сцена происходит в интерьере, в доме Иоакима, а с другой стороны символизирует символизирует связь Ветхого и Нового Завета, — своего рода мост между ними, которым явилось рождение Девы.
На мозаиках Хоры мы также впервые видим стол на резных ножках в центре композиции, предназначенный для даров, который прообразует жертвенник христианского храма. А вместе с ним группа идущих друг за другом дев напоминает торжественное ритуальное шествие, а сосуды в их руках и опахала – таинственное священнодействие.
Сюжет «Ласкание родителями младенца Марии» известен в искусстве византийского круга с конца XIII века. В русской иконописи он получает достаточно широкое распространение с начала XVI в., например, на фреске Дионисия из Ферапонтова монастыря. При описании Рождества в тексте Протоевангелия Иакова, послужившего литературным источником композиции, о ней не упоминается. Основой её могли стать заключительные слова о семи первых шагах Богородицы: «Пришла на лоно ея; и взяла её мать, говоря: Жив Господь Бог Мой, не будешь ходить по земле сей, пока не введу Тебя в храм». В то же время сцена может восприниматься как зримый образ слов Иоанна Дамаскина на праздник Рождества: «Блаженны руки, носившие Тебя, и уста, наслаждавшиеся Твоими чистейшими лобзаниями – уста одних только родителей, чтобы ты всегда и во всем пребывала Девою».
Описание композиции сложного извода можно сделать по списку Сводного иконописного подлинника XVIII века Г. Филимонова: «Анна на одре лежит, пред нею девицы стоят, держат дары, а инии солнечник и свещи, девица Анну держит под плечи, Иоаким зрит из верхния палати, баба святую Богородицу омывает в купели до пояса, девица в купель воду льет из сосуда. Посторонь палата празелень, а внизу той палати сидит Иоаким и Анна на престоле и держат Богородицу…». Но местоположение этой сцены в композиции Рождества не всегда устойчиво. Чаще всего для неё создается специальное архитектурное обрамление в нижней правой части иконы, как, например, на иконе из ц. Рождества Богородицы в Старом Симонове в Москве и на иконе «Рождество Богоматери со сценами жития» из Рождественского собора Антониева монастыря. Другим вариантом расположения «Ласкания» является огороженное стеной и увенчанное вычурной башенкой место в самой верхней части иконы, над ложем роженицы, как, например, на тверской иконе из музея им. Андрея Рублева. Возможно, в таком особом «высоком» расположении этого эпизода художник стремился показать, что маленькая Богоматерь не касалась своими ногами земли, была удалена в доме от всего земного в буквальном смысле.
Икона из музея им. Андрея Рублева включает в себя также сцены моления Иоакима и Анны о даровании дитя и явления им Ангела, они помещены в верхней части средника.

Рождество Богоматери. Третья четверть XVI в. Тверь. Центральный музей древнерусской культуры и искусства им. Андрея Рублева, Москва.

В иконах Рождества Богородицы XVI-XVII веков развитие получает тема чистого источника: в композицию вводится изображение фонтана, из которого пьют белые птицы, изогнутыми длинными шеями и тонкими ногами напоминающие цапель. Вероятно происхождение этого мотива связано с сюжетом «Благовестия Анне», молившейся о рождении ребенка в саду у источника, окруженного птицами, как об этом говориться в апокрифах. Изображение многоярусного фонтана встречалось в византийской живописи второй половины XI в., оно присутствует в мозаике греческой церкви Успения Богоматери в Дафни. Основой для введения этого символа в иконографию Рождества служат слова ветхозаветного пророка Исайи, читаемые на богослужении в день отдания праздника Рождества: «Радуйся, пустыня жаждущая, да веселится пустыня и да цвете, яко крин… И на жаждущей земле источник водный будет. Тамо будет веселие птицам… И собрании Господом обратятся и придут в Сион с радостию» (Ис. 35:1-10). Не случайно фонтан как символ плодородия изображается рядом с Анной, ведь она была той самой жаждущей пустыней, и дала плод, цветок – Богоматерь. Роскошный фонтан, но без птиц вокруг, присутствует на иконе из собора Антониева монастыря (1560-е гг., НГОМЗ). Здесь он нарочито выделен затейливым орнаментальным «ковром», на фоне которого хорошо видна прямоугольная чаша, куда стекают многочисленные живые струи воды.

Рождество Богоматери. Икона из ц. Рождества Богородицы в Старом Симонове в Москве. Музей-заповедник «Коломенское». Нач. XVII века.

Икона «Рождество Богоматери со сценами жития» из Рождественского собора Антониева монастыря. 1560-е гг. НГОМЗ.

При сравнении иконы Рождества Божьей Матери с другими иконами двунадесятых праздников, обращает на себя внимание прежде всего земной, человеческий строй этого изображения. Праздничная икона как бы вводит нас в семью Иоакима и Анны и делает причастниками радостного события, — исполнения многолетнего ожидания появления Младенца. Инок Григорий (Круг) описывает икону следующим образом: «В левой стороне иконы изображена святая Анна. Лик Её выражает радость. Справа от святой Анны изображены служанки, несущие святой Анне еду и питье. Изображение служанок очень жизненное, является подробностью домашнего уклада Иоакима и Анны. Ниже, в правом углу иконы, изображены повивальные бабки, которые готовят воду для омовения Новорожденной. И все эти домашние подробности не бессмысленны, но становятся частью святыни, неотторжимой от святого события, и свидетельствуют о том, что нет в священном событии ничего незначительного, и самое скромное участие делает присутствующих причастных общему светлому празднику. В Рождестве Божьей Матери освящаются и семейное начало, и бытовое, потому что Рождество Её становится приготовлением встречи Великого Царя».
Развернутая история Рождества Пресвятой Богородицы нередко изображается на клеймах икон этого праздника или на фресках в рамках иконографического цикла, посвященного данному событию. Их содержание следует дословно событиям, описанным в древнем предании: праведный Иоаким приносит свою жертву в Иерусалимский храм; первосвященник отказывается принять жертву у безчадного как имеющего тайные грехи; плач Иоакима в пустыне; плач Анны в саду; моление Иоакима; моление Анны; благовестие Иоакиму и благовестие Анне; встреча супругов у Золотых ворот Иерусалимского храма; беседа Иоакима и Анны; собственно Рождество Богородицы; ласкание Девы Марии (Иоаким и Анна сидят рядом, придерживая Новорожденную).
Композиция Рождества Богородицы в монументальной живописи.
В византийском, а впоследствии древнерусском искусстве, сложились особые принципы размещения различных сюжетов в составе росписи храмов. Традиционным местом расположения сцен их жизни Иоакима, Анны и юной Марии во фресковых ансамблях стал жертвенник. В этом обособленном пространстве в северной части алтаря совершается приготовление Евхаристии, которое является основополагающим Таинством Церкви: хлеб и вино прелагаются в Тело и Кровь Христову, а затем верующий народ становится причастником этого великого Таинства. Поскольку рождение Богоматери – это предвосхищение Рождества Христова, Его воплощения, и поскольку история Иоакима и Анны предшествует всем Евангельским событиям, то и её сюжеты размещаются в той части храма, где происходит вступительная часть главного христианского богослужения, Литургии. Эта часть богослужения называется «проскомидией» (от греческого – «принесение»), во время неё из особого круглого хлеба, просфоры, вынимается центральная часть, символически представляющая Агнца, приносимого в жертву. В богословских толкованиях Матерь Божия сравнивается с этой просфорой, поскольку Ею был рожден Агнец – Христос, принесший себя в жертву за грехи всего мира. Именно эти сложные сопоставления давали основу для изображения богородичного цикла в жертвеннике храмов.
Говоря об изображениях Рождества Пресвятой Богородицы, нельзя не упомянуть и о таком дивном памятнике древнерусской монументальной живописи, как роспись собора Рождества Богородицы Ферапонтова монастыря, исполненная Дионисием в 1502 г. Монументальная фреска над порталом главного входа трогательно изображает обстоятельства Рождества Богоматери: святую Анну на ложе, купель, приходящих поклониться Рожденной жен и дев с сосудами в руках. Бесчадствовавшие Иоаким и Анна изображены справа от портала ласкающими Младеницу.

Дионисий и сыновья. Фрагмент роспись западного фасада и портала собора Рождества Богоматери. 1502 г.

Иконографические особенности этой фрески не только раскрывают символическое содержание праздничного сюжета, но также указывают на его связь с остальными росписями храма. Изображение Анны на ложе, традиционно располагавшееся в центре композиции, здесь представлено слева. В центре же композиции, в непосредственной близости к порталу, изображена купель, возле которой сидит служанка с младенцем Марией на коленях. Над купелью возвышается изящная фигура девушки с кувшином, вошедшей в дом Анны через высокий полукруглый портик. Она не движется к ложу, она стоит, и, кажется, сейчас наклонится и зачерпнет сосудом воды из купели. Так тема принесения даров роженицы сменяется в трактовке Дионисия темой прихода дев к Марии как к источнику жизни, дарующему верующим Царствие Небесное. Об этом поется в стихире праздника Рождества Богордицы: «Придите, все любители девства и ревнители чистоты, придите, примите хвалу девства, текущий их твердого камня источник Жизни…».
Правую часть росписи фасада собора Ферапонтова монастыря занимают сцены младенца Марии в колыбели и ласкания Марии родителями. Колыбель, в которой изображена маленькая Мария, напоминаете по форме каменные ясли в сценах «Рождества Христова». Купель и ясли, расположенные по обе стороны от килевидного завершения портала, становятся, таким образом, символами спасения – очищения и обновления человеческого естества и возвращения обновленного человека к Богу.
В правой части композиции, в сцене ласкания Марии, Иоаким и Анна сидят на трехступенчатом возвышении и держат очень маленького хрупкого младенца в белой рубашке с короткими рукавами. Анна, в порыве материнской любви, прижимает девочку, а та необычайно трогательно касается маленькой ручкой большой раскрытой ладони Иоакима. Так выражается родительская нежность к долгожданному вымоленному ребенку, и так выражается любовь к Богу – вскоре отец и мать расстанутся с дочерью, чтобы посвятить Её Господу и отдать в храм.
Список источников:
1. Алексеев С. Чудотворные иконы Пресвятой Богородицы. – СПб.: «Библиополис», 2012.
2. Алешкина Л.В. «Гимнография двунадесятых праздников в богословском и иконографическом осмыслении. Учебное пособие, — М.: Издательство ООО «Киновек», 2013 год. – 240 с.
3. Бобров Ю.Г. Основы иконографии древнерусской живописи. – СПб.: Мифрил, 1995. – 256 с. (Малая история культуры).
4. Липатова С.Н. Рождество Богородицы. – СПб.: Метропресс, ООО «Метропресс», 2013 – 76 с.
5. Нерсесян Л.В. Дионисий иконник и фрески Ферапонтова монастыря. – М.: Северный паломник, 2002. – 132 с.: ил.
6. «Пречистому образу Твоему поклоняемся…» Образ Богоматери в произведениях из собрания Русского музея. Государственный Русский Музей, С.-Петербург, 1994 г.
7. http://www.pravmir.ru/rozhdestvo-bogorodicy-ikony-prazdnika/
8. http://www.icon-art.info

 

Анна Голубева

  • Опубликовано: 4 года тому назад 21.09.2015
  • Рубрика: Публикации