Мы не дозрели до понимания иконы. Икона не произведение живописи, а уникальное явление, священный организм. Она позволяет на маленький шажок приблизиться к познанию Бога. Наш мозг сам по себе не способен воспринимать такую информацию, она требует огромной работы, усилий, сосредоточения. Пока не будем готовы к восприятию этой среды, икон писать не сможем.

— С. И. Голубев
Загружается...
Вы здесь:  Главная  >  Дайджест  >  Текущая запись

Cловесная икона Святой Руси

26.02.2017

История создания службы Всем святым, в земле Российской просиявшим, и ее иконописное воплощение.

Православная Церковь, чтя и сохраняя исторические свидетельства земного бытия святых угодников Божиих, исповедует вечное и живое участие Церкви Небесной в событиях Церкви земной. С самого начала христианской жизни в нашем Отечестве появляются первые ходатаи за Русь перед Богом. Уже в начале XI века митрополит Иларион Киевский в «Слове о законе и благодати» обращается к святому великому князю Владимиру:

Восстань, о честный муж, из гроба своего!

Восстань, отряхни сон, ибо ты не умер…

Помолись о земле своей и людех…

Песнотворчество Русской Церкви, начавшееся в Киевский период, имеет уже тысячелетнюю историю. Самой ранней службой считается служба святым князьям Борису и Глебу, составленная митрополитом Киевским Иоанном I (1008-1035).

История создания службы XVI века

Наиболее плодотворным и ярким в истории русской гимнографии можно считать XVI век. По велению Царя Ивана IV Грозного и под председательством митрополита Макария в 1547 и 1549 годах в Москве состоялось два Собора. На них были причислены к лику святых и почтены особыми праздниками тридцать девять угодников земли Русской. Митрополит Московский Макарий совершил настоящий подвиг собирания воедино сведений об угодниках Божиих, составив со своими сподвижниками Великие Четьи-Минеи. Лучшие агиографы работали над составлением множества житий и богослужебных последований для литургического прославления местночтимых святых.

В середине XVI века инок Суздальского Спасо-Евфимиевского монастыря Григорий написал «Слово на память всех святых русских, новых чудотворцев» и составил им службу. Создание обоих произведений связано с деятельностью Макарьев­ских Соборов.

В XVI-XVII веках творение инока Григория было известно в рукописной традиции. Впервые оно было издано в Кракове. В 1786 году «Служба на память всех святых новых чудотворцев россий­ских» была перепечатана в Супрасле и Гродно. Спустя более столетия, в 1911 году, «Службу новым русским чудотворцам» издала типография единоверческой Преображенской общины в Москве. В 1988 году, в год 1000-летия Крещения Руси, Московская Патриархия опубликовала службу Всем новым русским чудотворцам, написанную иноком Григорием Суздальским, во второй части Минеи на июль месяц.

Поместный Собор 1917-1918 гг. о восстановлении празднования дня памяти Всех Русских Святых

13 (26) августа 1918 года на Поместном Соборе Православной Российской Церкви был заслушан доклад члена Собора, крупного петроградского ученого-египтолога Бориса Александровича Тураева. В докладе говорилось: «В наше скорбное время, когда единая Русь стала разорванной, когда нашим грешным поколением попраны плоды подвигов святых, трудившихся и в пещерах Киева, и в Москве, и в Фиваиде Севера, и в Западной России над созданием единой Православной Русской Церкви, представлялось бы благовременным восстановить этот забытый праздник, да напоминает он нам и нашим отторженным братиям из рода в род о Единой Православной Русской Церкви и да будет он малой данью нашего грешного поколения и малым искуплением нашего греха». Собор принял определение о восстановлении дня памяти Всех святых, в земле Русской просиявших, и праздновании его в первое воскресенье Петровского поста.

Богослужебному отделу Собора, в состав которого входили будущий епископ Ковровский Афанасий (Сахаров) и Борис Александрович Тураев, было предложено дополнить и внести необходимые изменения в последование XVI века. Б.А. Тураев предполагал включить в службу «вновь прославленных святых, а также в какой-либо общей форме и еще не канонизированных, но или давно уже чтимых, или положивших душу за веру Христову тех священномучеников и мучеников, которые по­страдали в наши скорбные дни во время настоящего гонения на Церковь».

«Но древнюю службу, составленную известным творцом нескольких служб монахом Григорием, трудно было исправлять. Поэтому решено было позаимствовать из нее лишь немногое, а все остальное составить заново, частью сложивши совершенно новые песнопения, частью выбравши наиболее характерное и лучшее из существующих богослужебных книг, по преимуществу из отдельных служб Русским Святым. Б.А. Тураев взял на себя главным образом составление новых песнопений, его сотрудник — подбор соответствующих мест из готового материала и приспособление их к данной службе», — писал епископ Афанасий (Сахаров).

Составители службы стремились закончить работу до роспуска Поместного Собора, поэтому первый вариант последования носил следы некоторой поспешности. Служба Всем Русским Святым в новой редакции была напечатана небольшим тиражом в Москве в 1918 году. Впоследствии она была перепечатана Братством преподобного Сергия в Париже. После Великой Отечественной войны, в 1946 году, Московская Патриархия опубликовала текст службы по рукописи 1918 года с поправками Патриарха Сергия (Страгородского).

В конце пятидесятых — начале шестидесятых годов епископ Афанасий (Сахаров) получил возможность привести в порядок и дополнить службу Всем Святым, в земле Русской просиявшим, с учетом многих пожеланий единомышленных ему представителей духовенства. Служба в наиболее полной редакции издана в третьей части Минеи за май месяц Московской Патриархией в 1987 году. Все последование праздника Всех Святых, в земле Русской просиявших, с днями предпразднства и попразднства напечатано в 1995 году в Москве Православным Свято-Тихоновским Богословским институтом.

Составители службы Русским святым

Борис Александрович Тураев — инициатор восстановления праздника Русских Святых родился в Петербурге в 1868 году. Образование получил в Петербургском университете. Крупнейший востоковед, академик, ординарный профессор Петроград­ского университета, хранитель собрания египетских древностей Музея изящных искусств им. Александра III в Москве. Борис Александрович полагал, что основа исторического развития народов лежит в их верованиях и духовной культуре. В 1917-1918 годах был членом Поместного Собора Русской Православной Церкви. Умер 23 июля 1920 года.

Епископ Ковровский, викарий Владимирской епархии Афанасий (Сахаров) — составитель службы Русским Святым родился в 1887 году в селе Царевка Тамбовской губернии. В 1912 году окончил Московскую Духовную Академию, принял монашеский постриг и вскоре был рукоположен во иерея. Был известным знатоком церковного устава и литургики. В 1918 году иеромонах Афанасий был членом Собора Русской Православной Церкви по избранию от монашествующих. В 1921 году состоялась его хиротония во епископа Ковровского, викария Владимирской епархии. За тридцать три года архиерейства «был на епархиальном служении 33 месяца; на свободе, не у дел — 32 месяца, в изгнании — 76 месяцев, в узах и на горьких работах — 254 месяца…». После освобождения из тюрем и лагерей в 1954 году Владыка Афанасий занимался творчеством, дополняя и завершая замечательную работу «О поминовении усопших», переписывая и исправляя службы Русским Святым, пополняя по­следование Всем Святым, в земле Русской просиявшим. Епископ Афанасий составил жизнеописание Святейшего Патриарха Тихона (Беллавина). Скончался Владыка 28 октября 1962 года в городе Петушки Владимирской области.

В разные годы в составлении и редактировании службы принимали участие митрополит Сергий (Страгородский), епископ Иоанн (Широков), литературовед С.Н. Дурылин.

О дате празднования памяти Всем Русским Святым

Первоначально служба Всем новым русским чудотворцам была назначена на 17/30 июля вследствие того, что подвижная служба Святым отцам шести Вселенских Соборов часто попадает на 16/29 июля. Хотя более правильным было бы праздновать память русских угодников сразу же после памяти святого князя Владимира (память 15/28 июля), т.е. 29 июля по новому стилю. По церковному уставу, «попразднство после Господских и Богородичных праздников, прежде всего, состоит в том, что в первый день после праздника воспоминаются и прославляются участники события, воспоминаемого в день праздника… Предпразднственные молитвы и песни Минеи приготовляют верующих к достойному сретению и провождению праздника».По аналогии, день памяти святого князя Владимира мог бы быть предпразднственным по отношению к дню памяти всех русских святых, а празднование святых — попразднством памяти великого крестителя Русской земли. Епископ Афанасий (Сахаров) объяснил это в предисловии к службе Всем святым, в земле Русской просиявшим: «При этом казалось бы более всего соответствующим совершать празднование Всем Святым, в земле Русской просиявшим, 16 июля непосредственно за праздником просветителя Русской земли святого равноапостольного великого князя Владимира. Тогда праздник нашего Равноапостола будет как бы предпразднством к празднику Всех Святых, процветших в той земле, в которую он всеял спасительные семена веры Православной. И самый праздник Всех Русских Святых тогда будет начинаться прославлением князя Владимира на 9-м часе пред праздничной малой вечерней. Праздник Всех Русских Святых есть праздник всей святой Руси».

Впоследствии память была перенесена на первое воскресенье после празднования святого пророка Илии. В начале XVII века дни памяти Русских Святых отмечались в течение недели после Пятидесятницы до Недели Всех святых. В 1918 году праздник Всех Русских Святых было установлено чествовать в первое воскресенье Петровского поста, вслед за Неделей всех святых.

Сравнение двух богослужебных последований XVI и XX веков

Служба инока Григория середины XVI века определяет собору новых русских чудотворцев торжественное богослужение со Всенощным бдением. Оно начинается Малой вечерней, в которой, как в фокусе, собирается главная мысль праздника. Песнопения посвящены прославлению первых русских святых, насадивших семена православной веры на Русской земле — святого князя Владимира, святой княгини Ольги, святых князей-мучеников Бориса и Глеба, начальников русского монашества, преподобных Антония и Феодосия Киево-Печерских. Стихиры поэтично сравнивают Владимира с ветвью, взрастившей благоуханные цветы, — Бориса и Глеба. Отцом и наставником русским величается Равноапостольный великий князь. Завершают Малую вечерню песнопения, славящие преподобных отцов, основателей многих русских монастырей — Кирилла Белозерского, Евфимия Суздальского и других. Коротким замковым стихом, лаконично передающим смысл и содержание праздника, — тропарем — заключается вечерня. В нем чествуются «теплии заступницы Русския земли и всем верным стена и утверждение».

Песнопения торжественной Великой вечерни открывают величественные, яркие стихиры на «Господи, воззвах». Вначале прославляются святые архиереи, преемники апостольской власти на Русской земле, особенно митрополиты Московские Петр и Алексий. Затем воспоминаются бескровные мученики, преподобные отцы, из которых отмечаются «наставник иноком» преподобный Сергий Радонежский и «Суждальский светлый светильник» преподобный Евфимий. Наконец, мысль автора обращается к святому князю Владимиру, который принял в свою «крепкоразумную душу» благодать Святого Духа и просветил Русь святым крещением. Стихиры на литии посвящаются первым русским святым киевского периода и всем преподобным, которые «в мире воистину явишася якоже ангели». Стихиры на стиховне соборно воспевают все лики святых, разнообразно угодивших Богу, но особое внимание уделяется князю Владимиру и святым женам Русской земли — Евфросинии Суздальской, княгине Ольге, Февронии Муромской.

Утреня раскрывает и дополняет содержание Великой вечерни. Канон утрени является наиболее содержательной частью службы, словесным изображением праздника. Составляющие его песнопения часто отражают историческую реальность. «Творцы и списатели служб в честь русских святых и церковных событий не отрывались от своего времени и, смешивая в службах жития и прославления святости, отмечали в них исторические этапы русского народа. Тексты русских служб могут послужить иллюстрацией к начертанию русской истории», — писал Ф.Г. Спасский.

Первая песнь прославляет насадителей Православия на Руси — киевских святых. В третьей песне воспоминаются продолжатели начальников русского монашества Антония и Феодосия — преподобные отцы северной Фиваиды: преподобные Сергий Радонежский, Варлаам Хутынский, Кирилл Белозерский и другие. Следующие две песни посвящены ученикам преподобного Сергия и вновь прославленным чудотворцам. Шестая песнь — смиренная мольба составителя о помиловании и заступничестве сонма святых отцов. Седьмая песнь воспевает святых матерей Русской земли. Восьмая прославляет святителей. Венчает канон память о святых мучениках, освятивших Русь своей кровью, пролитой за верность Христу и Его заповедям. Не только к названным поименно, но и к «праведникам неименованным» обращена молитва автора службы.

Завершают утреню праздничные стихиры «На хвалитех», славящие собор святых, «Российскому отечеству утверждение».

Композиционно служба построена на прославлении угодников по чинам их святости. Вслед за начальниками Православной Руси, угодниками киевскими, последовательно воспоминаются святители и мученики, преподобные отцы и матери. Построение традиционно иерархическое.

В Музее книги Российской государственной библиотеки хранятся два экземпляра издания службы Всем новым русским чудотворцам 1786 года с пометками новых русских гимнографов, составителей богослужебного чина начала XX века (инв. № 6411, 6410).

Служба Всем святым, в земле Российской просиявшим, 1918-1960 годов представляет собой уникальное явление. Это дивная словесная икона Русской Церкви, вместившая полноту путей святости русского народа, просвещенного православной верой.

Разнообразны дороги, по которым человек приходит ко Христу. Многогранны возможности богоугождения. Сердце человеческое настолько непостижимо, настолько таинственны его глубины, так неповторимы личные отношения человека и Бога, что невозможно отобразить вполне великое множество сияющих граней святости. Однако на исходе тысячелетия бытия православной Руси, пред лицом страшного испытания безбожием Русская Церковь нашла тех людей, которые в соборном творчестве смогли создать прекрасный образ Святой Руси. Богослужебное последование праздника Всем Русским Святым живо связано исторической правдой XX века с болью сердца русского православного человека. Противостоя безверию и ненависти ко Христу, Русская Церковь призвала на молитвенное служение свой «красный плод» — святых, процветших в пределах Российской державы.

Составители службы использовали древние богослужебные последования, многие песнопения были написаны вновь. Были внесены и необходимые дополнения для того, чтобы службу Всем Русским Святым можно было совершать не только во 2-ю неделю по Пятидесятнице, но и в другое время и не обязательно в воскресный день. Особенное влияние оказала служба Сретению Владимирской иконы Богоматери. Память о священном палладиуме Русской державы пронизывает всю ткань богослужебных текстов[15].

Богослужение Всем святым, в земле Русской просиявшим, начинается, как и древняя служба инока Григория, Малой вечерней. Ее песнопения прославляют «избранных от людей русских», которые «яко звезды многосветлыя… яко камение блистающее», просияли в нашем Отечестве. Перед внутренним взором предстает величавое зрелище: «святии сродницы наши светят концем Русския земли, от невечерняго Света облистаеми», «треблаженный собор русских святых ко врагом Святыя Руси всегда является оружие обоюдуострое».

В Богородичнах обращаются к воспоминанию наиболее чтимых русских святынь — чудотворных икон Богоматери. Так, в качестве Богородична при тропаре Русским Святым использован тропарь Казанской иконе Божией Матери. Веруя в особый покров Божией Матери над Россией, мы молим Ее разрушить еретические действия людей, «не кланяющихся, ниже чтущих» честный образ Ее.

После Малой вечерни совершается особое молебное пение, составленное епископом Афанасием (Сахаровым) по подобию древнего канона ко Пресвятой Богородице Феостирикта монаха. Каждое прошение пронизывает живая вера в помощь прославленных святостью соотечественников, молитвенников о страдающей России.

В молитве после молебного пения звучит призыв: «Страстотерпцы Российстии преславнии! Укрепите нас в мужественнем стоянии даже до крове за веру Православную и обычаи отеческия…» Замечательно мужество составителей Службы, которые сами шествуя скорбным, тернистым путем исповедничества по земле, залитой кровью новых мучеников за Христа и исповедников веры, восславили их подвиг и дерзнули обратиться к ним с молитвой: «Вси святии сродницы наши, от лет древних просиявшии и в последния дни подвизавшиися, явленнии и неявленнии, ведомии и неведомии! Помяните нашу немощь…»

Особенно торжественно пение Великой вечерни. Величественные стихиры на «Господи, воззвах», прославив соборно всех русских святых, последовательно, по ликам, воспевают «Христовой Церкви светлое украшение» — русских святителей, «святый собор» преподобных отцов, «православною мудростию сияющих» российских князей, освятивших своей кровью Русскую землю, мучеников, «просиявших в России» блаженных юродивых и всех святых. Стихира на «Слава» взывает: «Веселися о Господе, Русь Православная, радуйся и ликуй верою светло одеявшися… Благодарно Спасу возопий: Господи, слава Тебе».

В литийных стихирах страдающая, гонимая, презираемая земная Церковь дерзновенно зовет Церковь Небесную, сорадоваться с ней и ходатайствовать пред Богом за истязуемое Отечество и православных людей, «озлобленных мучительскими прещении и лютым неистовством неверных, от нихже, яко пленницы и нази, гонимых». Богородичен на литии посвящен Покрову Божией Матери.

Заканчивают Великую вечерню победоносно звучащие стихиры на стиховне: «Земле русская, граде святый…» и тропарь «Якоже плод красный…», написанный Патриархом Сергием (Страгородским). Составители воспользовались стихирами из службы инока Григория XVI века: «Земля веселится» и «Святых память».

Утреня начинается праздничными тропарями. Богородичен является переложением тропаря Владимирской иконе Богоматери. Вновь и вновь взывает Церковь к русским угодникам с мольбой защитить землю Русскую и разогнать омрачившее ее облако неверия, невзирая на «сынов века сего, глаголющих: приидите, оставим вся праздники Божии от земли». В качестве Богородичнов использованы тропари Почаевской и Боголюбской иконам Божией Матери.

В каноне Утрени святые собраны по областям Российской державы по подобию «Книги, глаголемой описание о российских святых» конца XVI -начала XVII века. В первой песне прославляются семь Херсонских священномучеников и первые святые Киевской Руси — корня православного Русского царства: киевские мученики Феодор и Иоанн, святые князья Владимир и Ольга, первый митрополит на Руси Михаил, князья-мученики Борис, Глеб, Игорь, Михаил и боярин Феодор. В Богородичне воспоминается праздник Покрова Божией Матери. Третья песнь посвящается киево-печерским угодникам, литовским мученикам и исповедникам, белорусским и волынским чудо­творцам. В четвертой песне воспеваются московские, радонежские и калужские святые во главе с игуменом Русской земли преподобным Сергием. Пятая песнь канона обращает нашу память к святым угодникам Новгорода, Пскова, Юрьева, Смоленска и Полоцка. Богородичен воспоминает северо-западную святыню — новгородскую чудотворную икону «Знамение». В шестой песне восхваляются звезды, просиявшие на духовном небе Северной Фиваиды: соловецкие, олонецкие, вологод­ские, белозерские, костромские и ярославские чудотворцы. Венчает песнь тропарь, посвященный Тихвинской иконе Владычицы. Следующая песнь канона славит среднюю Русь: Ростов и Владимир, Суздаль и Переяславль, Муром, Тверь и Ярославль проходят перед мысленным взором. Владимирская икона Богоматери осеняет своим благодатным покровом средне-русские земли. Восьмая песнь воспевает угодников восточной и южной частей Российской державы: Казани, Сибири, Грузии, Армении. Последние тропари обращены к святым, канонизированным в XIX веке: святителям Митрофану Воронежскому и Тихону Задонскому. Богородичен посвящается Казанской иконе Божией Матери. Последняя, заключительная песнь воспоминает последних канонизированных перед революцией святых: тамбовского святителя Питирима и преподобного Серафима Саровского, святителей Феодосия Черниговского, Иоасафа Белгородского и Иосифа Астраханского. Завершающие тропари, несомненно, обращены к непрославленным новым мученикам и исповедникам, «образ терпения и злостраданий достойно являющих»: «О велиции сродницы наши, именованнии и безыменнии, явленнии и неявленнии… утешение нам, в скорби сущим, испросите, веру нашу падшую возставите и люди расточенныя соберите…» Богородичен исполнен благодарности Пречистой Деве за священный дар — множество чудотворных изображений Ее святого Лика, наделенных благодатной, живо­творной Божественной силой.

Канон Русским святым можно сравнить с образом полноводной могучей реки, в которую, постоянно пополняя ее величавое, широкое течение, впадают реки, ручьи, едва заметные источники.

Завершается утреннее богослужение хвалитными стихирами и стихирами на целование иконы праздника. Первая группа воспевает всех святых от древности до наших дней, от равноапостольного Владимира до святителей Николая Японского и Иннокентия Московского. Вторая группа стихир соборно восхваляет новомучеников, получивших особый дар ходатайства за отчаявшихся в гонениях земных сродников. Богородичен прославляет Божию Матерь, особенно вспоминая Державный чудотворный образ Владычицы, явленный в день отречения Государя Императора от престола. Это утверждает нас в мысли о том, что решение о восстановлении дня памяти Всех святых, в земле Русской просиявших, было непосредственно связано с памятью о недавнем преступлении — убийстве Царской Семьи.

Продолжая традицию древних русских песно­творцев, новые гимнографы службы Всем Святым, в земле Русской просиявшим, вплетали в ткань древних песнопений нити страданий Русской Церкви XX века.

Икона всех святых, в земле Русской просиявших

Одновременно с составлением службы Всем Святым, в земле Русской просиявшим, владыка Афанасий разработал композицию иконы Собора Русских Святых. Словесное изображение Святой Руси нашло свое иконописное воплощение. По замыслу епископа Афанасия, группы святых должны были располагаться по кругу, по ходу солнца, по­следовательно отображая юг, запад, север и восток России, просвещенной светом православной веры. Круговая композиция, идеально отражая Божественную вечность и полноту церковной соборности, подчеркивается освящающей собор русских святых иконой Святой Троицы преподобного Андрея Рублева, заключенной в круг.

В нижней части иконы — корень православной Русской державы, святой Киев со своими угодниками — просветителями Русской земли, ее первомучениками, на крови которых начинало возрастать древо Русской Православной Церкви. Первый плод сеяния Христовой веры на Древнерусской земле — светоносные пещеры Успенской Киевской Лавры. С обеих сторон крестителя Руси князя Владимира окружает сонм киево-печерских угодников. Слева — подвижники ближних пещер во главе со своим начальником преподобным Антонием Печер­ским. Справа — насельники дальних пещер с преподобным Феодосием. Живописный образ тесно связан со словесным. Созвучны иконе слова третьей песни канона: «Рай мысленный еси, Печерская святая горо…» Слева от собора киево-печерских преподобных изображены святые южной Руси, черниговские князья-мученики Михаил и Феодор, переяславские и волынские чудотворцы с преподобным Иовом Почаевским.

Из зерна, посеянного святым великим князем Владимиром, выросло великое древо православной Русской державы, православной русской культуры, ветви которого унизаны многими плодами — святыми подвижниками и трудниками нашего Отечества.

Сердцевиной русского исторического древа является «славный град Москва», «корень Царства», говоря словами грамот Смутного времени XVII века. Под кровом Владимирской иконы Божией Матери, в молении у Престола Успенского собора Московского Кремля с возлежащей на нем Ризой Господней стоят московские святители Петр и Алексий, Феогност и Иона, Ермоген и Филипп, Фотий и Киприан. Лик святых продолжают преподобные Савва и Андроник, благоверная княгиня Евдокия — жена святого князя Димитрия Донского, преподобный князь-строитель Москвы Даниил, святитель Тихон Калужский, Царевич-мученик Димитрий Угличский и другие. Справа от Москвы — святая Троице-Сергиева Лавра с преподобным Сергием Радонежским и его ближайшими учениками. Центральная часть иконы соответствует четвертой песне канона русским святым: «Радуется славный град Москва, и веселия исполняется вся Россия…»

Ширилась и крепла Русская держава, все больше звезд загоралось на небе Русской Православной Церкви. Огоньки, зажженные в древности на юго-западе в Турове, Полоцке, вспыхивали в Смолен­ске, Бресте, Белостоке, далекой Литве. Особенно яркими светильниками на северо-западе Отечества были Новгородская и Псковская епархии. Им посвящается пятая песня канона: «Едемскаго рая, приидите, видим цветы присножизненныя и богопрозябенныя, подвиги отец, в пределех Новгород­ских просиявших…» Подобно Богородичну, над сонмом новгородских святых сияет древний образ Матери Божией «Знамение».

Крону великого русского древа образует чудная Северная Фиваида, воспетая в шестой песне: «Ликуй, Фиваидо Русская, красуйтеся, пустыни и дебри Олонецкия, Белоезерския и Вологодския, возрастившия святое и славное отец множество…» Слева направо в верхней части иконы изображены петроградские, олонецкие, белозерские, архангелогородские, соловецкие, вологодские и пермские угодники Божии. Сурова была жизнь бескровных мучеников, преподобных подвижников-просветителей Русского Севера.

Следуя седьмой песне канона, в правой части иконы предстоят в молении Христу все святые среднерусских земель: угодники Ростова и Яро­славля, Углича и Суздаля, Мурома и Костромы, Твери и Рязани, древнего Владимира и Переславля Залесского.

Ближе к востоку наш взор встречает тамбовских, сибирских и казанских чудотворцев. Казанская явленная чудотворная икона Богоматери осеняет восток Святой Руси. Замыкает круговое движение изображение святых древних Церквей Кавказа: Иверии, Грузии и Армении, в правом нижнем углу. Иконописному образу соответствует восьмая песнь канона русским святым: «Красуйся, граде Казань… Веселися, Сибирская страно… Радуйся, Иверие и вся земля Грузинская, торжествуй, Армение…»

Словесная богослужебная икона Русской Церкви, равно как и иконописное ее изображение, с возможной полнотой представляют единство разнообразного и безграничного множества путей достижения святости, служения Богу. Преподобные и великие князья, святители и блаженные, праведные жены и мученики имеют равное достоинство перед Богом, Который взирает не на лица, а на горящие сердца человеческие. Прекрасно духовное небо русской святости, светила отличаются множеством оттенков, яркостью горения, но все соединены светом Христовым, просветившим и освятившим Русь.

В верхней части иконы, словно под сводами незримого храма, изображен Деисусный чин. В центральном радужном медальоне — Святая Троица. По обе стороны от медальона предстоят в молении Богу Троице Пречистая Богородица и святой Иоанн Креститель, святые архангелы Михаил и Гавриил, особенно чтимые и близкие Русской земле святые: апостолы Варфоломей и Андрей, святители Фотий и семь Херсонских священномучеников, великомученики Георгий и Димитрий Солунский, святитель Николай Мирликийский и просветители словенские Кирилл и Мефодий, а также множество иных угодников, так или иначе исторически связанных с Русской Церковью. Вспоминается молитва на литии службы Всем святым, в земле Русской просиявшим, последовательно перечисляющая вселенских святых, послуживших в пределах Русской земли и особо почитаемых русским народом.

Деисусный чин помогает уяснить глубинное содержание иконы Собор Русских Святых. На огромных просторах великой Православной России, под благодатным покровом Святой Троицы незримо высится прекрасный храм святой Православной Русской Церкви, где единым сердцем и едиными устами все русские святые, именованные и неименованные, явленные и неявленные совершают Божественную Литургию на Престоле алтаря Святой Руси — Успенского собора Московского Кремля с великой святыней, Ризой Господней.

Словно три звезды сияют на иконе три чудо­творных образа Богоматери, Небесной Защитницы Русской земли: на северо-западе — новгородская икона «Знамение», на востоке — Казанская икона Владычицы, а в сердце России, Москве — Владимирская икона Пречистой.

Первая икона Собор Русских Святых, не вполне удовлетворявшая епископа Афанасия, была написана его близким другом и сокурсником, священником Старой Русcы, отцом Владимиром Пылаевым, погибшим в ссылке. Вторая икона создавалась по просьбе и по замыслу Владыки известным иконописцем Троице-Сергиевой Лавры монахиней Иулианией (Марией Николаевной Соколовой). Ныне образ, написанный монахиней Иулианией, вместе со списком ее же работы хранится в ризнице Троице-Сергиевой Лавры. Другая икона ее работы находится в Патриаршей Резиденции, в храме Всех Русских Святых и еще одна в Воскресенском соборе города Романова-Борисоглебска Ярославской области.

Композиция иконы Русских святых соотносится с устойчивой церковной традицией изображения патрональных святынь и святых с предстоящими. В Церковно-археологическом музее Санкт-Петербургской Академии хранилась икона Всех Русских Святых, написанная Петром Тимофеевым в 1814 году, происходящая от старообрядцев. Проф. Н.В. По­кровский предполагал, что она была списана с более древнего образца. В верхней части изображена Святая Троица, ниже — Престол уготованный и орудия страстей, затем — София, Премудрость Божия с предстоящими и, наконец, одиннадцать рядов русских святых, молитвенно предстоящих Святой Софии.

В собрании Третьяковской галереи хранятся трехстворчатые складни первой половины XVII ве­ка, средник которых представляет Владимирскую икону Богоматери, а на створках чинными рядами, в строгой иерархии, предстоят Царице Небесной лики святых. Святые каждого лика стоят в два ряда. Русские угодники, как правило, располагаются в нижнем ряду.

Особое внимание следует обратить на соборы святых, почитаемых в той или иной области или епархии, но это тема серьезного исследования, выходящая за рамки нашего сообщения.

В основе богослужебного последования Всем Святым, в земле Русской просиявшим, лежит служба Всем святым в первое воскресенье по Пятидесятнице, а также служба Всем преподобным отцам в субботу Сырной седмицы. В синаксаре Недели Всех святых говорится о том, что Дух Святой, «освятивший и упремудривший» человеческие сердца, многие из них привел ко Христу, «в наполнение онаго чина ангельскаго». Способы и пути привлечения всех желающих добра к Богу совершенно различны: кого Дух Святой приводит чрез мученичество и пролитие крови, кого «добродетельным житием». Иконографически службы Всем святым и Преподобным отцам отображаются в иконе «Суббота Всех святых», а также в соборном изображении чтимых угодников.

На множество размышлений и сопоставлений наводит чудная двоица: служба и икона Всем Святым, в земле Русской просиявшим. Но лучше всего заключит наше слово священное песнопение: «Русь Святая! Храни веру православную, в нейже тебе утверждение!

Чинякова  Г.П.

http://msdm.ru/2013-05-31-13-31-10/arhiv/246-c.html?showall=&start=6

Статья опубликована в журнале «Даниловский благовестник», вып. 9, 1998 г., с. 71-77.

  • Опубликовано: 3 года тому назад 26.02.2017
  • Рубрика: Дайджест